Русь Святая, храни веру Православную!
ПОИСК:
Распутин Григорий Ефимович – таинственный русский старец. История жизни.

присоединиться к группам: на ОДНОКЛАССНИКАХ и ВКОНТАКТЕ
Распутин Григорий Ефимович – таинственный русский старец. История жизни.


Некоторые называли и называют его не иначе, как Гришкой, подчеркивая этим напрашивающуюся историческую параллель с другим, известным всей России Гришкой – Отрепьевым. Сергей Труфанов, он же отец Илиодор, написанную им книжку о Распутине назвал «Святой черт», на многие годы приклеив ярлык на лоб своему недавнему другу, а после лютому врагу. Его ненавидели гвардейцы и либералы, большевики и черносотенцы. Как только его не называли! Его жизнь описана в бульварных газетках и в солидных журналах, вдоль и поперек изучена историками и священниками. Его объявляли врагом России, губителем царской семьи, даже… германским шпионом! Но его боготворила царская семья, а в последнее время идет мощная кампания по канонизации «старца», ряды сторонников этой, еще недавно казавшейся бредовой идеи постоянно растут.

И рад бы я обойти стороной эту угловатую, коренастую фигуру, не заглядывать в азартные глаза, блестящие из-под стриженных горшком черных волос, скрывающих шишку на лбу. Даже шишка эта стала предметом жгучего интереса со стороны исследователей, поскольку враги Распутина утверждали, вложив эти утверждения в уста его дочери, что шишка была похожа на. растущий рог. Рад бы я не лезть в эти словесные дебри, выросшие вокруг Григория Ефимовича, да не получится. Как обойти одного из самых известных и самых скандальных предсказателей России?

Конечно, Распутин фигура весьма неоднозначная, так же неоднозначны и воспоминания и свидетельства очевидцев. Вокруг него все настолько запутано и перепутано – диву даешься: вчерашние друзья становятся злейшими врагами; убогая, которой он протягивает подаяние, бьет его ножом, а решивший застрелить его – стреляет в себя.

Его при жизни газетчики нещадно возили физиономией по столу, явно выполняя хорошо и щедро оплаченный политический заказ. Широко распространено мнение, что он пал жертвой международного масонского заговора, поскольку стоял слишком близко к царской семье. Во времена большевизма его шельмовали, стараясь всеми силами оправдать страшный расстрел в Екатеринбурге. Я не являюсь почитателем Николая II, при жизни прозвище Кровавый просто так не дают, на совести последнего русского государя и Ленский расстрел, и Ходынка, и «кровавое воскресенье». Но это на его совести, а на совести большевиков не менее страшное преступление – расстрел царя без суда и следствия, в подвале, вместе с женой, дочерьми и наследником. Чтобы хоть как-то оправдать это преступление, большевики всеми силами старались очернить царскую семью. Фигура набравшего при дворе фантастическую силу и влияние Распутина подходила для этого как нельзя лучше.

В настоящее время появился ряд работ, в которых авторы стараются придать благообразный вид Распутину. Его тщательно причесывают, напомаживают, приукрашивают.

Разобрать: где правда, а где вымысел, порой невозможно. Слишком много вокруг него вранья и кривотолков. Даже свидетельства современников нельзя принимать на веру, поскольку не было современников беспристрастных. Одни и те же эпизоды исследователи трактуют по-разному. Да и сам Григорий подливает масла в огонь. Так, например, он постоянно заявляет, что давно не курит и не пьет, это повторяется в нескольких протоколах его допросов в разное время и по разным поводам, в то же время общеизвестно его пристрастие к хорошему вину, к сладкой мадере. Вроде бы ерунда, мелочь – пьет, не пьет, – какая нам, по сути, разница? Но врет ведь, каналья, чтоб ему пусто было! Соврал в мелочи, а доверия уже нет.

Есть в Григории Распутине нечто демоническое, что притягивает к нему, и это демоническое не может оставить исследователя его жизни беспристрастным. Хотя, если сказать правду, я не очень-то верую в беспристрастных историков. Чем больше исследователь клянется и божится, что он беспристрастен, тем меньше я ему верю. История – это страсть. Страсть, обжигающая всякого, кто с ней соприкасается. И если человек, соприкасающийся с историей, не опален огнем этой страсти, значит, он равнодушен. А равнодушный никогда не поймет и не распутает до конца клубок чужих страстей.

Если и встречаются, так сказать, умеренные исследователи, то только не те, кто соприкасался с жизнью Распутина. Многие давали опрометчивые обещания исследовать наконец-то жизнь «старца» без лести и предвзятости, но.

В последние годы большие работы о Распутине написаны Олегом Платоновым и Эдвардом Радзинским. Олег Платонов поднял огромный пласт материалов, в том числе ранее не исследовавшихся. Радзинский, опытный драматург, умеющий выстраивать интригу, в своих повествованиях использовал в основном широко известные документы, положив в основу своей книги протоколы допросов следственной комиссии Временного правительства, благо у него в руках оказалась недостающая часть протоколов этой комиссии, описанная им впервые. Эти документы купил на аукционе Сотбис Мстислав Ростропович и разрешил Э. Радзинскому использовать в своей работе.

Позиция этих авторов, надо отдать им должное, поднявших огромные пласты материалов, в целом именно такова: Григорий Распутин – несправедливо оболганный человек, павший жертвой многочисленных врагов, исказивших и фальсифицировавших его образ.

В этом есть доля истины. Но только доля! А в чем же истина? Наверное, в том, что Григорий Ефимович Распутин, хотя и был человеком, безусловно, неординарным, по-своему одаренным, но все же сам по себе не столь значим, сколько созданные вокруг него легенды. Волей случая этот маленький мужичок стал заложником большой политической игры. То, что он вертел, как хотел, государем и государынями, снимал и назначал министров и военачальников, все это не более чем легенда, подхваченная и его противниками, и его «соратниками». Я думаю, тайна Распутина именно в том, что все намного проще, чем нам пытаются рассказать. Григорий Ефимович, вполне возможно, сам искренне считал себя всемогущим или, по крайней мере, весьма влиятельной фигурой. Он, полуграмотный мужик, пусть и наделенный природной смекалкой, крестьянской мудростью и хитростью, не мог до конца понять и постичь всех тонкостей той безумной политической игры, в которую оказался втянут. Он не был повелителем судеб, каковым его пытаются представить, он был заложником обстоятельств, игрушкой в чужих и умелых руках. При этом дергали за ниточки и друзья, и враги.

Я нисколько не собираюсь оспаривать ряд выводов и доводов исследователей биографии Распутина. Конечно, множество материалов о Распутине фальсифицировано. Но нельзя забывать, что фальсифицировались как свидетельства pro,так и свидетельства contra.Совершенно справедливо развенчана легенда о Распутине-конокраде, справедливо взята под сомнение версия его хлыстовства, но нельзя сказать, что она опровергнута полностью доказательно и убедительно…

Впрочем, вокруг Распутина столько легенд и мифов, которые с разной степенью достоверности то опровергаются, то подтверждаются, что перечислять их нет никакого смысла, поскольку имя этим версиям – бесконечность. Потому отложим эти «разборы полетов» в сторону, встанем из-за письменного стола или с дивана, обязательно проверим, выключены ли электроприборы, поскольку нам предстоит долгое, трудное и порой далекое путешествие.

Только шагнули мы с тобой, уважаемый читатель за порог, а автор уже чешет затылок: каким путеводителем пользоваться? Дороги, по которым ходил Григорий Ефимович, порой так петляли, что теперь и не разобрать – где конец, а где начало. Некоторые тропочки старательно затаптывались, где-то непролазную грязь дорожную современным гудроном заровняли.

Попробуем довериться ему самому, хотя и с оговоркой, что все его воспоминания записаны по его рассказам. Опять получается нечто вроде протокола «с моих слов записано верно и мною прочитано». Ну хотя бы прочитано. Конечно, я понимаю, что по сути все как бы воспоминания Распутина – те же самые свидетельские показания. Но это его показания, пусть он сам себя и защищает. При жизни Распутина было записано с его слов «Житие опытного странника», вот оно и будет основой. По крайней мере, записали то, что он посчитал нужным рассказать о себе, его версию изложения событий. Конечно, не без дополнений и оговорок.

Родился Григорий в селе Покровском Тюменского уезда Тобольской губернии 10 января 1869 года. До него в семье крестьян Ефима Яковлевича и Анны Васильевны Распутиных рождались дочери, но все они умерли в младенческом возрасте. Неудивительно, что Григорий родился хилым мальчиком, он и впоследствии, вопреки множеству легенд, не отличался богатырским здоровьем, хотя, по некоторым свидетельствам, физической силой обладал отменной. Впрочем, скорее всего, она была благоприобретенной в трудах крестьянских да в странствиях.

Трудиться Григорию приходилось много. Несмотря на слабое здоровье, от работы его не освобождали – в крестьянской семье каждая пара рук на вес золота. Так что пришлось ему с малых лет узнать вкус пота: довелось и пахать, и сеять, и делать все, что придется. Школы в селе не было, так что Григорий пребывал в неграмотности до зрелого возраста. Да и позже писать выучился кое-как, с трудом выцарапывая каракули.

О крестьянских годах он вспоминал так: «Когда я жил сперва, как говорится, в мире до 28 лет, то был с миром, то есть любил мир и то, что в мире, и был справедлив и искал утешения с мирской точки зрения. Много в обозах ходил, много ямщичал и рыбу ловил, и пашню пахал. Действительно это все хорошо для крестьянина! Много скорбей было мне: где бы какая сделалась ошибка, будто как я, а я вовсе не причем. В артелях переносил разные насмешки. Пахал усердно и мало спал, а все же таки в сердце помышлял как бы чего найти, как люди спасаются».

Григорий сам проводит невидимую черту в своей жизни: жил «в мире до 28 лет». То есть жил как все. Об этой крестьянской жизни сведения достаточно противоречивые. Основные источники – протоколы допросов односельчан Распутина во время следствия по делу о его хлыстовстве.

В большинстве показаний Григорий описывается как человек тихий, скромный, трудолюбивый. Впрочем, это неудивительно – крестьяне не жаловали полицию, Григорий все же был для них «свой», деревенский, каким бы он ни был. К тому же доносительство всегда считалось делом подлым, а в деревне особенно. Не стоит забывать и того, что Григорий к тому времени из Гришки превратился в Григория Ефимовича, который и деньги в долг давал, и церковь выстроить помог, а кому-то и дом поставил. Словом, с помощью односельчан вырисовывается портрет этакого благообразного крестьянина.

Но были и другие показания. Например, о пьянстве его отца и самого Григория. Да и Григорий косвенно подтверждал это, часто заявляя, что лет десять, пятнадцать как бросил курить и пить вино. Если бросил, значит, употреблял, а если считает нужным упомянуть об этом, вероятнее всего и злоупотреблял. Даже жена его говорила, что в настоящее время он вино не пьет, потому, мол, как пьяный, имеет дурной характер.

Несколько иные показания давали его односельчане следственному комитету Временного правительства. Но и к этим показаниям нужно относиться с осторожностью, помня, что к тому времени Распутина в живых уже не было, слава же о нем распространилась дурная, возможно, и говорили крестьяне то, что, как они думали, от них хотели услышать. А может, наоборот – зная, что Григорий мертв, говорили свободнее.

Из этих показаний следует, что пьянство в семье Распутиных было наследственным – долгое время беспробудно пил отец Григория. Самого его частенько заставали с девицами и поколачивали, нередко он возвращался домой без лошадей, пьяный, избитый. Позже он подтвердит это в беседе с журналистом Меньшиковым: «Неудовлетворен я был, на многое ответа не находил, и начал я попивать».

В доме, где пьют оба главных кормильца, достатка быть не может. А где пьянка, там и другие неприятности. Односельчанин Распутина Картавцев утверждал, что поймал Григория на воровстве.

«Я поймал Григория на краже у меня остожья…[4 - Остожье – здесь: изгородь или плетень для охраны стога от скота.] Разрубив остожье, он сложил все на телегу и хотел увезти. Но я поймал его и хотел заставить везти краденое в волость. Он хотел бежать и желал было ударить меня топором. Но я в свою очередь ударил его колом и так сильно, что у него из носа и рта потекла кровь ручьем. Сначала я думал, что убил его, но он стал шевелиться. И я повез его в волостное правление. После побоев сделался он каким-то странным и глуповатым».

Тот же Картавцев утверждает, что Распутин с товарищами украл у него коней, откуда и возникли позже слухи о Распутине-конокраде. Но прямых доказательств кражи коней именно Распутиным не было, о чем свидетельствует и решение сельского схода: «по приговору общества выслали товарищей, а он уцелел».

Вскоре Григорий женился на Параскеве Федоровне, девушке из соседнего села. Жена была старше на два года, родила ему сына Дмитрия и двух дочерей – Марию и Варвару.

Примерно со времени рождения первенца Григорий начинает паломничества. Странно не то, что он вдруг стал паломником, странно, что исследователи постоянно удивляются этим, произошедшим «вдруг», переменам в Григории. Удивляться же, собственно, нечему. И паломником он стал не «вдруг», и пить-курить бросил уже после того, как стал паломником.

Что подвигло его на странствия по монастырям? Что он искал? Думаю, причина весьма банальна – здоровье. Общеизвестно, что Григорий с рождения был болезненным, об этом говорят все его односельчане и родня, да и сам он подтверждал это: «Вся жизнь моя была болезни. Всякую весну я по сорок ночей не спал. Сон будто как забытье, так и проводил все время с 15 лет до 28 лет. Вот что тем более толкнуло меня на новую жизнь. Медицина мне не помогала, со мною ночами бывало как с маленьким, мочился в постели. Киевские сродники исцелили, и Симеон Праведный Верхотурский дал силы познать путь истины и уврачевал болезнь бессонницы. Очень трудно это было все перенесть, а делать нужно было, но все-таки Господь помогал работать, и никого не нанимал, трудился сам, ночи с пашней мало спал. Когда я стал ходить по святым местам, то стал чувствовать наслаждение в другом мире».

Как видно из признаний самого Григория, болезни у него были, судя по весеннему обострению, – хроническими, а, судя по тому, что приступы носили затяжной характер, – заболевание было серьезным. В селе, в котором даже школы нет, о каком лечении может быть речь? Крестьяне, когда беда брала за горло, когда не могли справиться с болезнями, с другими напастями, когда уже ни поп, ни местный колдун или ворожея помочь не могли, волей-неволей обращались в последнюю инстанцию – в небесную канцелярию. Собирали котомку и отправлялись в путь – в ближайший монастырь, грехи замаливать, у святых угодников исцеление выпрашивать.

Множество странников брели тогда по бесконечным дорогам российским. Кормились по дороге подаянием, ночевали, где придется. Многие странники ходили по монастырям много лет, в пути, на ночлегах, коротали время в длинных беседах, в рассуждениях о жизненных неурядицах и об устройстве мироздания. Как правило, возвращались домой к началу сельскохозяйственных работ, потому путешествия их выпадали на самое суровое по погоде время. Распутин же жил в Сибири, где лето короче комариного носа. В нелегких путешествиях закалялся Григорий духом и телом, преодолевая «всякие беды и напасти». А их в дороге хватало.

«В паломничестве мне приходилось переносить нередко всякие беды и напасти, так приходилось, что убийцы предпринимали против меня, что разные были погони, но на все милость Божья! То скажут одежда неладна, то в чем-нибудь да забудутся клеветники неправды. С ночлега уходил с полуночи, а враг завистлив всяким добрым делам, пошлет какого-нибудь смутителя, он познакомится, чего-нибудь у хозяина возьмет, а за мной погоня, и все это пережито мною! А виновник тотчас же находится. Не один раз нападали волки, но они разбегались. Не один раз также нападали хищники, хотели обобрать, я им сказывал: «Это не мое, а все Божье, вы возьмите у меня, я вам помощник, с радостью отдаю», им что-то особенно скажет в сердцах их, они подумают и скажут: «Откуда ты и что такое с тобой?» «Я человек – посланный брат вам и преданный Богу». Теперь это сладко писать, а на деле-то пришлось пережить все. Я шел по 40–50 верст в день и не спрашивал ни бури, ни ветра, ни дождя. Мне редко приходилось кушать, по Тамбовской губернии на одних картошках, не имел с собой капитала и не собирал во век: придется Бог пошлет, с ночлегом пустят – тут и покушаю. Так не один раз приходил в Киев из Тобольска, не переменял белья по полугоду и не налагал руки до тела – это вериги тайные, то есть это делал для опыта и испытания. Нередко шел по три дня, вкушал только самую малость».

По природе своей Григорий любопытен, длительные беседы во время паломничества с опытными странниками не могли не повлиять на него. Он жадно ищет ответы на многие вечные вопросы. В это время он кое-как осваивает грамоту, самостоятельно читает понемногу Евангелие. С этого же времени он начинает сильно меняться: не ест мяса, сладкого, бросает курить, пить вино.

«Еще я нашел одну отраду из отрад всех: читал ежедневно Евангелие понемногу, читал немного, а думал более. Потом еще учился носить вериги три года, но враг меня смущал – «Это ты высок, тебе нет сверстников». Я много боролся, и пользы они мне не принесли, а нашел вериги любви. Любил без разбора: увижу странников из храма и от любви питаю чем Бог пошлет, у них немножко научился, понял, кто идущий за Господом. Много мне пришлось бороться и пережить. В одно прекрасное время, ходил, думал обо всем, вдруг проникла ко мне мысль, долго недоумевал, что вот Сам Господь не избрал царские чертоги, а выбрал Себе ясли убогие и тем прославил славу. Мне недостойному пришло в голову достигнуть, взял, выкопал в конюшне вроде могилы пещерку и туда уходил между обеднями и заутренями молиться. Когда днем свободное время, то я удалялся туда и так мне было вкусно, то есть приятно, что в тесном месте не разбегается мысль, нередко и ночи все там проводил.»

Особенно полюбился Григорию Верхотурский Николаевский монастырь, в котором покоились мощи праведного Симеона Верхотурского. На могиле его происходили чудесные исцеления. По словам Распутина здесь и он нашел излечение: «Симеон Праведный Верхотурский уврачевал мою болезнь бессонницы».

Ко времени духовного прозрения относятся и первые пророчества Григория. Односельчане заметили странности в его поведении – он ходил, размахивая руками, бубнил что-то под нос, грозил кому-то кулаками. Вскоре на него стало «накатывать»: «Как посетил меня Господь… накатило на меня. и начал я по морозу в одной рубахе по селу бегать и к покаянию призывать. А после грохнулся у забора, так и пролежал сутки. Очнулся. ко мне со всех сторон идут мужики. «Ты, говорят, Гриша, правду сказал. давно бы нам покаяться, а то сегодня в ночь полсела сгорело»».

От природы любопытный и жадный до познания, Григорий ищет ответы на вечные вопросы в книгах, не находя их у необремененных мудростью сельских священников. Он почти наизусть знает Священное Писание, и сам же толкует его всем желающим, к нему начинают прислушиваться. Ходят слухи, что он излечивает многие болезни, к нему приходят и приезжают люди из ближних сел. К Григорию все чаще обращаются за исцелением, за помощью в трудные моменты жизни, за советом, за толкованием непонятных мест в Писании. Вокруг Григория складывается некий кружок его поклонников: «Собираются они в большом секрете и в подполе под конюшней поют и читают Евангелие, тайный смысл которого Распутин им объясняет». Естественно, местным священнослужителям это не нравится: толковать Священное Писание, не имея духовного сана, грех. Но пока они с Распутиным не связываются. Пока.

А Григорий ведет себя вызывающе, упрекает сельских священников в плохом отправлении церковных служб, «словно топором рубят», все активнее вмешивается в приходские дела. В 1903 году он задумывает строить новый храм в селе Покровском. Естественно, денег на постройку храма у него не было. Попробовал собрать сход, крестьяне идею постройки нового храма одобрили горячо. Но денег не дали. Сельские священники, лучше Григория знавшие скупость прихожан, посмеивались в кулаки, однако они еще плохо знали упрямого «старца», как уже стали называть его многие, хотя и незаслуженно. Старцами называли людей мудрых, живших по монашескому уставу, в отшельничестве, обретавших мудрость в отрешении от суеты мирской. Паломников же, даже совершавших частые паломничества, называли «Божьими людьми», так и Григорий сам себя называл, но не противился, когда к нему обращались «отец» и «старец». По мужичьи хитрый и лукавый, он старательно делал вид, что относит это обращение к своему возрасту. Вот откуда появилась путаница с датой его рождения. Распутин во всех сохранившихся протоколах его многочисленных допросов постоянно прибавляет себе годы, то четыре, то шесть, хотя во время появления в Петербурге ему было неполных 34 года. Он часто говорит о том, что ему пятьдесят, но не доживет даже до этого возраста – погибнет в 47 лет.

Когда местные священники тихо радовались: наконец-то все прихожане поймут, что Распутин всего лишь болтун, он вдруг собрался и с рублем в кармане ушел из села. Многие думали: решил скрыться от позора в очередном паломничестве. Но в 1904 году Распутин появляется. в Петербурге. Оказывается, упрямый мужик решил найти средства на постройку храма в богатой столице.

«Приезжаю в Петербург. Все равно как слепой по дороге, так и я в Петербурге. Пришел первое в Александро-Невскую лавру поклониться мощам и за крыльцом у меня большой мешок с черным бельем. Отслужил молебен сиротский за 3 копейки и 2 копейки на свечку. Выхожу из Александро-Невской лавры, спрашиваю некоего епископа Духовной академии Сергия. Полиция подошла, «какой ты есть епископу друг, ты хулиган, приятель». По милости Божией пробежал задними воротами, разыскал швейцара с помощью привратников. Швейцар оказал мне милость, дав в шею; я стал перед ним на колени, он что-то особенное понял во мне и доложил епископу; епископ призвал меня, увидел и вот мы стали беседовать тогда».

Распутин понравился ректору Духовной академии отцу Сергию, будущему Патриарху Московскому и всея Руси, – он станет им в грозном 1943 году. Весть о сибирском мужике, обладающем острым умом и набожностью, разнеслась по Петербургу. Стараниями отца Сергия Распутин знакомится со многими священниками из высшего духовенства. Близкая к царской семье и хорошо знавшая Распутина Анна Вырубова писала, что «святой отец Иоанн Кронштадтский встречал его и был глубоко тронут его покаянием», он считал Распутина «странником, имеющим дар молитвы». Григория принимает сам митрополит Петербургский Питирим. И его сумел заинтересовать этот странник, притом настолько, что митрополит «не только звал его к себе обедать, но еще и сажал на почетное место рядом с собою». «Отец Сергий рассказывал мне о Петербурге, знакомил с улицами и прочим, а потом с Высокопоставленными, а там дошло и до Батюшки Царя, который оказал мне милость, понял меня и дал денег на храм, – вспоминал Распутин. – Я с радостью поехал домой и обратился к священникам о постройке нового храма. Враг же как ненавистник добрых дел, еще не успел я доехать, всех соблазнил. Я им оказываю помощь в постройке храма, а они ищут меня в пагубной ереси обвинить и такую чушь порят, даже нельзя высказать и на ум не придет. Вот сколь враг силен яму копать человеку и добрые дела в ничто ставить. Обвиняют меня как поборника самых низких и грязных сект и архиерей всячески возстает».

Ну, прямо чудеса в решете! Приехал в Петербург Григорий Распутин, в тот же день свиделся с ректором Духовной академии, пять минут поговорил с ним, и тот настолько проникся к мужику с «большим мешком черного белья», что тут же, не заводя в баню, лично повел его по Петербургу, достопримечательности показывать, да с «Высокопоставленными» знакомить. И не с кем-то, а сразу с отцом Иоанном Кронштадтским да с самим митрополитом. И митрополита Григорий так растрогал, что тот его не только на домашний обед зовет, на который не каждый министр приглашенным бывает, но еще и на почетное место усаживает. Да что там митрополит, когда ему, простому мужику нечесаному и немытому, рандеву с Царем-Батюшкой устраивают! И во время этого рандеву государь так возлюбил Григория, что вытащил из галифе пять тысяч ассигнациями и выложил на стол: бери, Григорий, пользуйся, строй церковь!

Увы и ах! Конечно, все это, хотя и шитая золотыми нитками, но не более чем рождественская сказка для очень маленьких, потому что чуть постарше – уже не поверят. Да и как можно поверить в такую чушь? А ведь верят, старательно пересказывая из жизнеописания в жизнеописание.

На самом деле все было не совсем так, а вернее, совсем не так: более обыденно и просто, хотя и не без любопытных приключений. Не берусь утверждать, что происходило все именно так, как будет изложено дальше, – в истории жизни Григория Распутина вообще ничему нельзя верить абсолютно. Почему нельзя? Да по той самой простой причине, что у КАЖДОГО участника этой безумной фантасмагории был СВОЙ интерес. Если же чьи-то интересы и совпадали, то только на очень короткое время. Вот почему с такой карнавальной стремительностью меняются маски, вчерашние враги становятся друзьями, а друзья – врагами. Нет в этой истории врагов и друзей, есть абсолютно равнодушные и безразличные друг другу люди, с разной степенью озверения рвущиеся к власти, деньгам, сладкой плоти, сытной жратве и сиюминутной славе. Вот почему нет говорящих правду. Не могут говорить правду те, кто постоянно оправдывается.

Так как же мужик из далекой Сибири оказался в Петербурге и мгновенно покорил его? Давайте договоримся, уважаемый читатель: на каждое событие в жизни Григория Распутина имеется несколько версий, я, как автор, отбираю те, которые мне кажутся наиболее вероятными. Естественно, это не значит, что все было именно так, а не несколько иначе.

Дорога на Петербург началась для Григория в Киеве, на подворье Михайловского монастыря, в котором он остановился подкормиться, возвращаясь домой. Надо было так случиться, что в это же время монастырь инкогнито посетили приехавшие на богомолье сестры, как их называли в царской семье – «черногорки», дочери черногорского короля Николая Негоша. Милица была женой великого князя Петра Николаевича, Анастасия, или, как ее чаще называли, Стана, была замужем за герцогом Лейхтенбергским, но у нее был затяжной и серьезный роман с будущим мужем, великим князем Николаем Николаевичем, дядей государя. Он был фигурой колоритнейшей: огромного роста, вояка, любимец гвардии, наводивший страх на все семейство Романовых – молодежь звала его не иначе, как «грозный дядя», – но достаточно ограниченный, если не сказать больше. Вдовствующая императрица Мария Федоровна, весьма независимая в суждениях, о великом князе Николае Николаевиче говорила так: «Он болен неизлечимой болезнью – он глуп». И он был очень влиятелен при дворе. Неудивительно, что встретили сестер в монастыре с почетом. Старательно делали вид, что не узнают, но окружили вниманием и заботой. Когда их водили по монастырю, дамы обратили внимание на коловшего дрова мужика – лохматого и с черной, всклоченной бородой. Сопровождавший их монах пояснил, что это паломник, возвращающийся из путешествия по святым местам Иерусалима.

Как известно, Черногория – родина ведьм и колдунов. Сестры очень серьезно увлекались мистикой, оккультизмом, при дворе принцесс называли «черными женщинами». Обе они, особенно Милица, имели большое влияние на царскую чету. Объясняется это достаточно просто – императрица Александра Федоровна была чужой в семействе Романовых – приехала из другой страны и, хотя приняла все русское, до конца дней своих говорила с заметным акцентом, как бы невольно напоминая о своем происхождении. Черногорки же окружили ее заботой и вниманием. Перейти в чужую веру еще не означает понять ее. Вот откуда, скорее всего, такая фанатическая тяга царицы к мистике и к имевшим большие познания в этой области сестрам-черногоркам. Недопонимание в таких сложных вопросах, как религия, приводит к вульгарному толкованию основ и понятий, к обращению к сектантству и мистическим началам.

Но давайте вернемся в монастырские стены.

Скучающие дамы заинтересовались экзотическим паломником, стали расспрашивать мужика о его путешествиях. Отвечал Григорий живо, красочно, образным языком. При этом не просто скучно описывая святые места, а живо рассказывая о путешествии, приключениях, впечатлениях, экзотических обычаях, еде, одежде, словом, обо всем, что видел. Повидал же Григорий немало. Великие княгини, привыкшие к городским увеселениям, отчаянно скучали на богомолье, и такой умелый рассказчик стал для них настоящим подарком и развлечением. Они приглашали его на чай, Григорий быстро освоился. Конечно же то, что знал в монастыре каждый, знал и Григорий, так что инкогнито общавшихся с ним дам для него не было секретом, и, будьте уверены, он постарался показать себя во всей красе.

Многое в жизни повидавший, он давно уже отвык робеть и стесняться кого бы то ни было, вел себя вполне свободно, хотя и сдержанно, с достоинством, рассказывал с удовольствием (он всегда с удовольствием рассказывал). Рассказывал о монастырях, а повидал он их без числа, о путешествиях, о своей родной сибирской деревне, семье, крестьянском труде. Словом, обо всем. Эта встреча была сродни встрече случайных попутчиков в поезде дальнего следования, когда порой совершенно незнакомому человеку рассказываешь то, что не каждому близкому расскажешь.

Великие княгини были буквально очарованы его живым языком, знанием жизни, легкостью и простотой, пусть иногда грубоватой, суждений о самых сложных вещах. Этот человек имел свое мнение и оригинальные ответы на все, самые сложные вопросы.

Опытный странник, повидавший множество людей, познавший нужду и болезни, голод и холод, он знал многие тайники души, умел влиять на людей, это признавали все безоговорочно. Возможно, это знакомство и не имело бы таких последствий для всей истории России, возможно, Григорий не вошел бы в эту историю дальше передней, если бы в разговорах с великими княгинями не коснулись темы исцелений.

Распутин, по многим свидетельствам, обладал гипнотическим даром, мог влиять на людей. Очевидно и то, что он обладал экстрасенсорными способностями, мог лечить руками, об этом свидетельствует, в частности, его «секретарь» Арон Симанович. Свидетельств чудесных исцелений много – от генеральши Лохтиной до всесильного Столыпина, дочь которого излечил «старец». Дар исцеления признавали за Распутиным даже скептически настроенные к нему следователи Временного правительства.

Естественно, в рассказах о своих способностях Распутин не жалел красок, действуя по старой народной мудрости «сам себя не похвалишь.». Вот он и хвалил, рассказывая завороженным дамам о чудесных исцелениях. И так распалился, что самому стало казаться: для него нет ничего невозможного. Потому на вопрос, может ли он лечить неизлечимые обычной медициной болезни, Григорий ответил утвердительно. Дамы поинтересовались, можно ли лечить гемофилию, болезнь крайне редкую, традиционному лечению не поддающуюся. Распутин ответил утвердительно, небрежно заявив, что ему даже приходилось лечить эту болезнь. Дамы неожиданно очень разволновались и поспешно попрощались.

Распутин возвращался из отведенных для высоких гостей монастырских покоев в озабоченности, думая, чем же так расстроил принцесс. Знал бы он, что только что вытащил свой счастливый билет, сам себе выписал пропуск в святая святых Российской империи – царские покои. Наследник, цесаревич Алексей, страдал тяжелой формой гемофилии, болезни, при которой тонкие стенки сосудов не выдерживают напора крови. При этой болезни любое кровотечение, любой синяк, ушиб могут стать смертельными, поскольку остановить кровотечение у больного гемофилией практически невозможно и потеря крови может стать необратимой. Распутину принцессы конечно же ничего не сказали, поскольку болезнь наследника была государственной тайной. Но царице о «старце», который чудесным образом лечит гемофилию, принцессы поспешили доложить.

Кто-то из историков заметил, что с приездом Распутина в Петербург кончаются легенды о его жизни и начинается период, сохранившийся в воспоминаниях современников.

Как бы ни так! Распутин словно нарочно явился в историю загадывать загадки, ответы на которые не будут найдены еще долго, если когда-нибудь вообще будут найдены. Все было бы проще, не будь его судьба в буквальном и мистическом смысле намертво связана с судьбой семьи последнего императора России, последнего царя из династии Романовых. Не случайно даже дата его приезда в Петербург запутана. Одна из его почитательниц, генеральша Лохтина, свидетельствует, что познакомилась с Распутиным через два дня после его визита к царю, по дате ее записи получается, что это случилось 3 ноября 1905 года. Примерно на то же время пребывания Распутина в Петербурге указывает и свидетельство одного из «высокопоставленных» – знаменитого мистика и аскета, епископа Полтавского Феофана: «В то время находилась в плавании эскадра адмирала Рождественского. Поэтому мы спросили у Распутина: «Удачна ли будет ее встреча с японцами?» Распутин на это ответил: «Чувствую сердцем, утонет»… И это предсказание впоследствии сбылось в бою при Цусиме». Вот, кстати, Григорий и предвидеть будущее начинает!

Николай II запись об аудиенции Распутину делает в сентябре 1906 года. При описании пребывания Распутина в Петербурге в первый его приезд очень много таких разночтений. Откуда возникла такая путаница? Скорее всего, возникла она позже, когда поднялась волна недовольства фигурой Распутина, его особым положением при императорских особах, когда каждое упоминание о «старце» вызывало бурное негодование и возмущение. Царской семье приходилось скрывать визиты «старца» во дворец. Тем более нельзя было официально признать тот факт, что Распутина пригласили во дворец по инициативе самой Александры Федоровны. Экзальтированная императрица ухватилась за известие о чудесном целителе как утопающий за соломинку, требуя представить во дворец «старца» Распутина. Но сделать это было непросто. И вот по каким причинам.

Очень одинокая, весьма прохладно, если не враждебно, принятая семейным кланом Романовых, императрица ищет опоры, старается проникнуться новой верой, духом новой страны. Положение ее может упрочить рождение наследника, но родятся девочки. Семейство Романовых разочаровано, императрица в отчаянии, она на грани нервного срыва. Остается надеяться только на чудо, и она страстно жаждет этого чуда, с жадностью выслушивая причудливые рассказы черногорок о языческих колдунах и ведьмах, о заговорах и чудесах, о юродивых и старцах, наделенных дарованной им свыше чудесной силой прорицания и исцеления. Милица обладала обширными познаниями в области мистики, как свидетельствовала Анна Вырубова, она была «необыкновенно начитанная в мистической литературе, изучившая даже персидский язык для того, чтобы в подлиннике ознакомиться с персидскими мистиками, она считалась чуть ли не пророчицей».

Не берусь утверждать насчет колдунов, а вот юродивых и старцев по Руси ходило множество, и чудеса они творили во множестве. Моя бабушка, покойная Пелагея Ивановна, как раз в это же время жившая в Петербурге, рассказывала мне в детстве про такого юродивого Андрюшу, безобидного малого, ходившего зимой и летом босиком. По большим праздникам он обходил вслед за городовым жильцов дома, в котором жила моя бабушка, бывшая тогда модисткой. Городовому выносили на подносе рюмку водки и «барашка в бумажке», а юродивого Андрюшу угощали чаем и пирожками на кухне. На праздник Покрова смешливая девушка-горничная спрашивала хорошенького юродивого: «Что ты, Андрюша, на Покров день себе загадаешь?» Андрюша смущался, краснел и, сильно шепелявя, говорил, давясь словами и вытаращив глаза от восторга: «Я скажу. я скажу. Покров, Покров, покрой землю снежком, Андрюшу сделай женишком.» Этот юродивый дворового разлива часто предсказывал или угадывал погоду. Если у детей болели зубы или голова, приглашали Андрюшу, он гладил детей по голове, и боль проходила. Как рассказывала бабушка, взрослым его прикосновения не помогали.

Бабушка рассказывала и о том, как она видела последний раз Андрюшу. Это было 9 января 1905 года, он лежал, широкого раскинув руки, обнимая кровавый снег. В этот день он увидел множество народа, идущего к дворцу с хоругвями и портретами царя. Андрюша любил, когда вокруг весело, и присоединился.

Когда я спросил у бабушки, много ли было таких юродивых в Петербурге, она ответила, что если не в каждом дворе, то уж на каждой улице по одному, это точно. Много было таких пришельцев, деревенских дурачков, которых пригнал голод. В большом городе прокормиться было легче: кто копеечку подаст, кто кусок хлеба, а кто и покормит на кухне.

Незадолго до собственной кончины, последовавшей в 1907 году, иеромонах Оптиной пустыни Даниил, в миру Дмитрий Михайлович Болотов, написал странную картину, которая была послана государю. Вот как описывает это современный духовный писатель А. Н. Стрижев: «Уже перед кончиной, последовавшей в 1907 году, отец Даниил Болотов пишет знаменитую картину, сюжет взят из грядущих времен. На огромном холсте изображены Император, Императрица и Наследник, восхищенные на Небеса. Сквозь облака, по которым Они ступают, мчатся рои бесов, рвущиеся в ярости к Цесаревичу. Но сатанинский порыв сдерживает Митя Козельский, отстраняющий от Наследника вражеские полчища. Картина, имевшая глубокий пророческий смысл, была послана Царю, при Дворе не остались равнодушны. Вскоре в Петербург затребовали блаженного Митю Козельского, который удостоился приема от Самого Императора».

Правда, митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), высказывает иную версию, утверждая, что картину написал послушник Оптиной пустыни художник Виноградов. Вполне возможно, что так оно и было. А приписал авторство иеромонаху Даниилу для пущей важности Сергей Нилус, он же якобы и ввел в царский дворец Митю Козельского. Герой с картины в жизни выглядел далеко не героически – ходил в старой монашеской рясе, с корявой палкой в руках, всегда босиком, по плечам свисали длинные, давно немытые и нечесаные волосы. Речь его была невнятной и маловразумительной и не только по причине слабоумия, но в придачу к этому он был еще и косноязычен, за что получил еще одно прозвище – Гугнивый. Дмитрий Попов, прозванный Колябой, или Митей Козельским, происходил из мещан. В Козельске пользовался в народе большой популярностью, раздавал полученное подаяние другим нищим; говорили, он наделен даром ясновидения и предсказания. Об этом свидетельствовал уже знакомый нам Феофан: ««Блаженный Митя» несомненно обладал даром ясновидения, в чем я мог убедиться на собственном опыте: при первом свидании со мною он прекрасно и точно обрисовал обстоятельства моей жизни. Им. поразительно точно был предсказан ход японской войны, в частности падение Порт-Артура.»

Конечно, описать обстоятельства жизни публичного человека не так уж и сложно, особенно, если есть кому подсказать. Что касается предсказания падения Порт-Артура, то заметьте, Феофану все предсказывают события из происходившей тогда войны – Распутин о гибели эскадры Рожественского при Цусиме, Митя Козельский – о падении Порт-Артура. Это сейчас мы можем удивляться такой «прозорливости», но стоит открыть газеты того времени, и мы увидим, что на пожелтевших страницах таких «предсказаний» – море разливанное. Не так уж трудно было предсказать поражение устаревших боевых судов российской эскадры, еще легче предсказать падение осажденного Порт-Артура, державшегося исключительно благодаря мужеству его защитников.

Как бы то ни было, но дурнопахнущий и плохо выговаривающий слова Митя оказался вхож во дворец, его принимает сам государь и событие это находит столь важным, что заносит его в дневник: «1906, 14 января. Пришел человек Божий Дмитрий из Козельска около Оптиной пустыни. Он принес образ, написанный согласно видению, которое он имел. Разговаривали с ним около полутора часов».

Вслед за Митей, приседая, кружась вокруг себя, приплясывая и выкрикивая несвязное, прошлепала босыми ногами по паркетам дворца в Петергофе Матрена-босоножка, она принесла во дворец чудотворную икону.

Много побывало юродивых, старцев и блаженных в царском дворце. В начале 1900-х появился там «человек около 50 лет, маленький, черноволосый и черноусый, с ужасным южно-французским акцентом», таким увидел его великий князь Константин Константинович. Это был мсье Филипп из Парижа, он утверждал, что может врачевать любые болезни, запросто бывает в царстве мертвых… И много еще чудесного утверждал парижанин мсье Филипп, на самом деле – выходец из Лиона Назьер Вашоль. Он торжественно заявил, что наколдует царице мальчика, и стал запросто вхож во дворец. Императрица настолько хотела верить в чудеса, что на самом деле верила в них. Или убедила сама себя, что верит. И не переставала верить проходимцу и шарлатану даже тогда, когда вместо обещанного наследника родила. Впрочем, никого она не родила.

Дело было так: императрица забеременела, мсье Филипп сразу же заявил, что это он наколдовал и на этот раз родится мальчик. Придворные врачи почему-то засомневались, но. им было отказано посещать императрицу. Все шло хорошо, беременность протекала без осложнений, словно ее и не было. Прошло девять месяцев, пошел десятый. В середине августа 1902 года встревоженная императрица обратилась к придворному акушеру Отту, он осмотрел государыню и вынес заключение, что. никакой беременности и в помине не было! Это был шок – о беременности императрицы было известно всему государству. Пришлось давать пояснения в газетах, весьма путанные и нелепые, породившие массу еще более запутанных и нелепых слухов.

По городу ползут пересуды, клан Романовых возмущен и требует от Николая II удалить из дворца шарлатана. Наводят справки во Франции – оказывается, мсье Филипп – обычный жулик и проходимец. Под напором родственников царь обещает убрать француза, но на его защиту встает императрица, и Николай уступает. По той же или почти по той же схеме будет и в случае с Распутиным.

Государь не в силах противодействовать супруге, и ловкий пройдоха еще несколько лет морочит голову царице. Это продолжается до тех пор, пока за дело не берется великий князь Николай Николаевич, припугнувший француза, что дальнейшее пребывание его в России может стоить ему как минимум здоровья. Мсье Филипп мгновенно исчез. Но случилось это уже после последовавшего в 1904 году рождения наследника. И до самой смерти верила императрица, что сбылось это благодаря мсье Филиппу.

Императрица жаждала наставничества, ей ужасно не хватало наставлений и пояснений мсье Филиппа. К тому же страшная болезнь наследника, постоянные страхи за его здоровье, все большее отчуждение от клана Романовых подготовили появление во дворце Распутина. Наученная горьким опытом в истории с мсье Филиппом, царица стала более хитрой и скрытной. Вот почему столько путаницы с появлением Григория в Петербурге. Скорее всего, явился он по тайному приглашению императрицы. Александра Федоровна, узнав от черногорок о чудесном целителе, естественно, пожелала его немедленно видеть. А чтобы избежать кривотолков, был задуман хитроумный план представления Григория царской чете якобы со стороны. Распутина представляют Феофану, которого вводят в окружение царской семьи, чтобы он смог ввести туда Распутина.

Простодушный и увлекающийся Феофан рассказывает Милице о Распутине. «Бывая в доме Милицы Николаевны, я проговорился, что у нас появился Божий человек Григорий Распутин. Милица Николаевна заинтересовалась моим сообщением, и Распутин получил приглашение явиться к ней». Распутина «знакомят» с Милицей, он принимая правила игры, делает вид, что незнаком с нею. Таким образом, появился Распутин вроде бы сам по себе, и ввели его во дворец люди с положительной репутацией.

1905–1906 годы выдались исключительно тяжелыми для царской семьи: события 9 января, Русско-японская война, в которую Россия ввязалась абсолютно неподготовленной, ряд тяжелых поражений на фронтах, вооруженные восстания в Москве и других городах, вынужденная и неподготовленная Конституция.

В 1906 году царь получает телеграмму: «Царь-батюшка, приехав в сей город из Сибири, я желал бы поднести тебе икону святого праведника Симеона Верхотурского Чудотворца… с верой, что святой угодник будет хранить тебя во все дни живота твоего и споспешествует тебе в служении твоем на пользу и радость твоих верноподданных сынов». Не правда ли, по сравнению с последующими письмами и телеграммами в адрес царской семьи, слишком грамотно изложено?

Но это все пустяки по сравнению с записью в царском дневнике и письмом царя к премьеру Столыпину, у которого во время взрыва террористами его дачи ранило дочь. Вот это письмо: «16 октября 1906 года. Несколько дней назад я принял крестьянина из Тобольской губернии. Он произвел на Ее Величество и на меня замечательно сильное впечатление. и вместо пяти минут разговор с ним длился боле часа. Он в скором времени уезжает на родину. У него есть сильное желание повидать Вас и благословить Вашу больную дочь иконой. Я очень надеюсь, что Вы найдете минутку принять его на этой неделе».

А вот запись из дневника государя: «1 ноября. В 4 часа поехали в Сергеевку. Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божьим Григорием из Тобольской губернии.»

Из этих посланий следует, что государь знакомился с сибирским мужиком дважды! Впрочем, у Столыпина Распутин побывал и дочери его помог. Что примечательно, государь сразу же направляет Распутина в помощь страдающей дочери своего премьера. Скорее всего, это значит, что Распутин уже продемонстрировал свои целительские способности императорской чете. И продемонстрировал, надо сказать, весьма убедительно.

С первой же встречи с царевичем он отнесся к больному мальчику с особенной предупредительностью. Его искусство успокаивающе воздействовать на больных сразу позволило занять надлежащее место у кровати страдающего мальчика.

Вот как рассказывал об этом Симанович, естественно, со слов самого Распутина и знавших его людей: «Бедный ребенок страдал кровотечениями из носа, и врачи не в силах были ему помочь. Обильные потери крови обессиливали мальчика, и в этих случаях родителям всегда приходилось дрожать за его жизнь. Дни и ночи проходили в ужасном волнении. Маленький Алексей полюбил Распутина. Суггестивные способности Распутина оказывали свое действие. Однажды, когда опять наступило кровотечение из носа, Распутин вытащил из кармана ком древесной коры, разварил ее в кипятке и покрыл этой массой все лицо больного. Только глаза и рот остались открытыми. И произошло чудо: кровотечение прекратилось. Распутин рассказывал мне подробно об этом своем первом выступлении в царском дворце в качестве врача. Он не скрывал, что кора, которой он покрыл лицо царевича, была обыкновенной дубовой корой, имеющей качество останавливать кровотечение. Царская чета при этом случае же узнала, что существуют сибирские, китайские и тибетские травы, обладающие чудесными целебными свойствами. Распутин, между прочим, умел исцелять также без помощи трав. Болел кто-нибудь головой и лихорадкой – Распутин становился сзади больного, брал его голову в свои руки, нашептывал что-то никому непонятное и толкал больного со словом «Ступай»».

Как видите, лечил Распутин не только при помощи прикосновений и возложения рук, но использовал и средства народной медицины. А о тибетской и китайской медицине он, скорее всего, узнал от врачевателя Бадмаева, весьма популярного в Петербурге целителя, использовавшего методы тибетской медицины.

О том, что Распутин действительно спасал наследника, существует множество свидетельств, оспаривать которые бессмысленно. Да и зачем? То, что Григорий обладал определенными способностями, засвидетельствовано достаточно убедительно.

Царевича Алексея он спас в 1907 году, когда врачи ничего поделать не могли. Распутин одной молитвой остановил сильное кровотечение, случившееся после падения мальчика в Царскосельском парке.

Комендант дворца В. Н. Воейков вспоминал: «С первого же раза, когда Распутин появился у постели больного Наследника, облегчение последовало немедленно».

Вырубова вспоминала другой случай, когда у наследника пошла носом кровь. Кровотечение было обильным, остановить его никак не могли, врачи были бессильны. «С огромными предостережениями перенесли его из поезда. Я видела его, когда он лежал в детской: маленькое восковое лицо, в ноздрях окровавленная вата. Профессор Федоров и доктор Деревенько возились около него, но кровь не унималась. Федоров сказал мне, что он хочет попробовать последнее средство, – это достать какую-то железу из морских свинок. Императрица стояла на коленях около кровати, ломая себе голову, что дальше предпринять. Вернувшись домой, я получила от нее записку с приказанием вызвать Григория Ефимовича. Он приехал во дворец и с родителями прошел к Алексею Николаевичу. По их рассказам, он, подойдя к кровати, перекрестил Наследника, сказав родителям, что серьезного ничего нет и им нечего беспокоиться, повернулся и ушел. Кровотечение прекратилось. Доктора говорили, что совершенно не понимают, как это произошло».

Григорий Ефимович действительно лечил наследника от болезни, которую и сегодня в стационарах лечат с трудом.

Этот дар признавали не только друзья Распутина, но и его недоброжелатели. Великая княгиня Ольга Александровна, не любившая «старца», писала: «Распутин определенно обладал даром исцеления. В этом нет сомнений. Я видела эти чудесные результаты своими собственными глазами, и не один раз. Я также знаю, что самые известные доктора того времени были вынуждены признать это».

Естественно, Распутин пользуется доверием у царственных супругов. Но и недоброжелатели у него появляются. Поначалу все для Григория складывалось хорошо – он всеми обласкан, все его опекают, все ищут с ним знакомства. И все хотят. управлять им. Но Григорий не случайно называет себя «опытный странник», чего-чего, а житейского опыта у него хоть отбавляй. Но зря, зря ввязался он в эти опасные игры. Конечно, он крепок мужицким хитрым умом, упрямством и наглостью, и все же… зря. Эти игры оплачиваются кровью. Собственной кровью.

Поначалу хитрые черногорки рассчитывали, введя Распутина во дворец, использовать его далее в своих целях. Но Григорий сразу повел свою игру. Его пытались так же использовать и другие: монархисты и либералы, революционеры и сектанты, вокруг него плели паутину масоны, но он не хотел соблюдать ничьих интересов, у него своих хватало. Не хотел он ни от кого зависеть. Надеялся, что у царя спина широкая – укроет его государь. Но государь вынужден был прислушиваться к мнению двора и своих подданных. Скандалов вокруг царской семьи и без того хватало.

Вот откуда такая таинственность вокруг знакомства Распутина и царя. Негоже простому мужику во дворец ходить как к себе домой. Но он нужен государыне, нужен наследнику. И его заставляют играть в дурацкие игры – официально он ходит во дворец, навещая няньку царских детей – Марию Вишнякову, которая позже обвинит его в изнасиловании. Такие посещения не заносятся в камер-фурьерский журнал, в который в обязательном порядке записывают всех, посетивших государей.

Распутин более не зависит от черногорок, их оттеснила умная и хитрая Анна Вырубова, и обиженные сестры выступают против него, заручившись поддержкой великого князя Николая Николаевича, на дух не переносившего всех юродивых и старцев. Григорию дают солидную сумму денег на постройку храма в родном селе и выпроваживают из столицы, от греха подальше, пока поутихнет.

После возвращения Григория из столицы число его поклонников растет. Из вырытой в конюшне «моленной» все чаще доносятся молитвенные песнопения – из паломничества Распутин возвращается не один, а в сопровождении странниц. Они на длительное время останавливаются в его доме и живут под одной крышей с ним и с его женой. Как заявляет сам Григорий, живут они у него «из-за хлеба», то есть в работницах. Кстати, бытует расхожее мнение, что среди поклонников Распутина и его последователей больше было женщин, чем мужчин. Это далеко не так, женщин было меньше, просто они были заметнее. В далеком сибирском селе, живущем во многом по строгим заповедям, не могла не броситься в глаза двусмысленность проживания под одной крышей с семейным мужиком посторонних женщин.

Наконец терпение у священников иссякло. В Тобольскую консисторию поступает донос, в котором изложено о вызывающем поведении Григория Распутина. О том, что он неподобающим образом ведет себя с женщинами, многие из которых приезжают к нему даже из Петербурга. Они подолгу живут у него в доме, а Григорий водит их в баню избавлять от страстей. «Женщины, окружавшие его, относились к нему с мистическим обожанием, называли «отцом», целовали руку». Доложено так же о молениях в конюшне.

Почуяв неладное, Григорий предложил на сходе пять тысяч рублей на постройку храма, но припоздал. 6 сентября 1907 года против него начато «Дело Тобольской консистории по обвинению крестьянина слободы Покровской Тюменского уезда Григория Ефимовича Распутина-Новаго. в распространении им лжеучения, подобно хлыстовскому, и образованию последователей своего учения.».

Фамилией Новый, или Новых, наделил его сам государь, лично попросив Бенкендорфа ускорить все формальности по изменению фамилии для своего «крестника». Вообще вокруг царской семьи и Распутина много мистики, царь, наделив его новой фамилией, становится действительно «крестным», а позже разделяет судьбу Григория, у них как бы общий крест судьбы. Впрочем, все это общеизвестно.

Во время следствия Григорию припомнили все: и ночные моления, и совместные с дамами хождения в баню. В кучу свалили правду и вымысел. Разбираться во всем этом не хочется. Все, прямо или косвенно замешанные в этом деле, старательно выгораживают Распутина, да, собственно, не Распутина они отбеливают, а себя оправдывают. Местные крестьяне тоже не хотят ввязываться в эту историю, и показания их в большинстве нейтральны: молится, никого не обижает, ничего не видели, ничего не знаем.

Конечно, много темного в деле Распутина, и обвинения его в хлыстовстве какую-то почву под собой имеют – многое в его учениях, в поведении, в терминах удивительно вписывается в хлыстовские привычки и обряды. Но все же доказать что-то трудно, при этом и отрицать не менее сложно.

Следствие приходит к выводу о виновности Григория Ефимовича. Это становится достоянием ушлых журналистов, и о хлыстовстве Распутина стало известно всей России, как о чем-то уже доказанном. Но случилось неожиданное. Новый Тобольский епископ назначает доследование, берет его под свой личный контроль и дает такое заключение в консисторию: «Из всего вышеуказанного преосвященный Алексий вынес впечатление, что дело о принадлежности крестьянина Григория Распутина-Нового к секте хлыстов возбуждено в свое время без достаточных к тому оснований, и со своей стороны считает крестьянина Григория Нового православным христианином, человеком очень умным, духовно настроенным, ищущим правды Христовой, могущим подавать при случае добрый совет тому, кто в нем нуждается». Дело было прекращено 29 ноября 1912 года.

Правда, вскоре епископ Алексий, против своей воли переведенный в Тобольск из Крыма, был назначен в Грузию на теплое во всех отношениях место. Естественно, он знал, кого ему за это благодарить. Впрочем, он уже отблагодарил.

Хотя Распутин был почитаем царской семьей за спасение сына, на некоторое время его заслонила могучая тень маленького отца Иоанна Кронштадтского, любимца отца Николая II, Александра III. Когда отец Иоанн в 1908 году умер, Распутин тут же занял его место возле царской четы. Он им нужен, он, как никто другой, умеет помочь государыне во время частых приступов неврастении, проходивших у нее очень тяжело. Приступы повторяются довольно часто, и чем чаще они повторяются, тем чаще бывает во дворце Распутин. Он обожаем семьей и часто повторяет: «Пока я жив, и царь с царицей живы. Я помру – вся семья царская погибнет». Этим его «пророчеством» будут умиляться многие его апологеты, приводя в подтверждение мистических способностей Распутина. К сожалению, в этом пророчестве он не оригинален. Если посмотреть внимательно – каждый приближенный к властителям предсказатель или астролог считал своим долгом предупредить «хозяина», что тот будет жить и царствовать до тех пор, пока будет жить и здравствовать его звездочет. Таким образом предсказатели защищали себя от необузданного гнева властителей.

В 1908 или 1909 году Распутин знакомится с иеромонахом Илиодором, воинственным проповедником-антисемитом. Этот авантюрист «прославился» погромными проповедями, собиравшими тысячи людей. Законченный мерзавец, позже он стал профессиональным провокатором, организовывал катакомбные церкви, в которые заманивал верующих, а после сдавал их в НКВД. На его совести тысячи загубленных жизней. Но это после. А пока его проповеди произвели сильное впечатление на Распутина. Григорий приглашает Илиодора в гости, в Покровское. Там он настолько проникся доверием к новому приятелю, что одарил его рубашками, вышитыми царицей и ее дочерьми. Илиодор рубашки взял, а заодно прихватил, попросту украл, и письмо государыни к Распутину.

Илиодор уже готов к предательству, а ничего не подозревающий Григорий спасает своего «друга». В 1911 году обеспокоенное откровенно погромными речами и призывами воинственного Илиодора правительство, испугавшись возможных погромов, настояло на его переводе из Царицына в захолустье, инициировав соответствующее постановление Синода. Илиодор взбунтовался и заперся в храме с несколькими тысячами прихожан, объявив голодовку. Но этим только вызвал гнев государя, приказавшего выбросить его из храма. Ехать бы Илиодору в Тульскую губернию под конвоем, да вмешался Распутин, вставший на защиту своего «друга». Он еще об этом пожалеет.

В конце августа премьер Столыпин собирается на торжества по случаю открытия памятника Александру II. Распутин чуть ли не на коленях просит царя удержать Столыпина от этой поездки, прямо заявляя: «Убьют его там, убьют!» Но Столыпин все же едет. И в Оперном театре во время антракта, когда он стоял у сцены, спиной к залу, беседуя с министром Фредериксом, его несколькими выстрелами из револьвера ранил двойной агент охранки и эсеров Дмитрий Богров. Говорят, Столыпин успел повернуться к царской ложе и перекрестить ее. От ран Столыпин скончался.

Тем временем вокруг Григория собирались тучи. Недовольные тем, что он ведет свою игру, не желая служить ничьим интересам, и при этом имеет огромное влияние на царя и особенно царицу, высокопоставленные господа открывают компанию против Распутина. Не указывая истинных причин, они ссылаются на свое возмущение тем, что проходимец и конокрад вхож в царские покои, компрометирует государей и само самодержавие.

Многие вчерашние покровители и ходатаи за него отворачиваются и превращаются во врагов.

Так великий князь Николай Николаевич на одно из прошений Распутина дал ответ: «Удовлетворяю в последний раз. В случае присылки новых прошений вышлю в Сибирь». А когда Распутин высказал пожелание приехать в Ставку (это было уже во времена, когда Николай Николаевич был главнокомандующим), великий князь ответил: «Если приедешь – велю тебя повесить».

Фортуна медленно, но неотвратимо отворачивается от Распутина. На него открывают настоящую травлю, обложив, как волка флажками, яростью газетных публикаций, слухов и сплетен о его беспробудном пьянстве, сексуальной распущенности, разврате и блуде. При этом постоянно подчеркивается его близость к царской семье.

Илиодор решает, что пора выступать на другой стороне. Он заранее приготовил памфлет под названием «Гришка», написанный, надо сказать, ярко, хотя и яростно. Есть версия, что руку к этому памфлету приложил небезызвестный писатель-фельетонист Амфитеатров.

Но до публикации решено было заставить Григория раскаяться, признать свои грехи и покинуть дворец. Для этого собрались в Ярославском подворье, где жил епископ Гермоген. Кроме самого Гермогена и конечно же Илиодора, были журналист-черносотенец Родионов и обиженный «отставкой» Митя Козельский. Распутина заманили обманом, сказав, что с ним желает увидеться Гермоген. Распутин настолько доверял Илиодору, что ничего не заподозрил и поехал. И только на самом подворье, когда в прихожей его встретили издевками, начал о чем-то догадываться, но было поздно – вырваться и убежать невозможно – в дверях стоял Илиодор, мужчина огромного роста, с пудовыми кулаками. Что произошло далее, описывает сам Илиодор: «Исторический час наступил. Гермоген, я и все свидетели собрались в парадную комнату. «Старец» сел на большой диван. Митя, прихрамывая и помахивая отсохшею рукою, ходил взад и вперед около Григория. Все молчали. А потом произошло. нечто невероятное, смешное, но в то же время и ужасное. Митя с диким криком: «А-а-а! Ты – безбожник, ты много мамок обидел! Ты много нянек обидел! Ты с царицею живешь! Подлец ты!» – начал хватать «старца». Распутин попятился назад к дверям. а Митя. тыкая ему пальцем в грудь, еще громче, еще неистовее кричал: «Ты с царицею живешь! Ты – антихрист!» И тогда Гермоген в облачении епископа взял в руку крест и сказал: «Григорий, пойди сюда!..» Распутин приблизился к столу… трясясь всем телом, бледный, согнувшийся, испуганный. Гермоген, схватив «старца» кистью левой руки за череп, правою начал бить его крестом по голове, и страшным голосом. кричать: «Дьявол! Именем Божьим запрещаю тебе прикасаться к женскому полу. Запрещаю тебе входить в царский дом и иметь дело с царицей, разбойник! Как мать в колыбели вынашивает своего ребенка, так и Святая Церковь своими молитвами, благословениями, подвигами вынянчила великую святыню народную – самодержавие царей. А теперь ты, гад, губишь, разбиваешь наши священные сосуды – носителей самодержавной власти. Побойся Бога, побойся этого животворящего креста!»»

Родионов размахивал над головой перепуганного Григория саблей, Гермоген лупил его по голове крестом, обезумевший Митя царапал лицо ногтями, Илиодор пинал сапогами да еще, говорят, щелкал в воздухе портновскими ножницами, грозя оскопить мерзавца. Эта угроза привела Распутина в ужас, и он каялся, целовал крест и божился во всем, что требовали от него мучители, обещая во дворец больше не ходить и тут же уехать из Петербурга.

Обещания свои он позабыл, добежав до дома, тут же написал донос царице. Во дворце его письмо вызвало переполох и возмущение. На головы «заговорщиков» посыпались громы и молнии – Илиодора и Гермогена постановлением Синода сослали одного в пустынь, другого – в дальний монастырь с запрещением появляться в Царицыне и Петербурге. Но бунтари не подчинились. Более того, выступили в печати с обличениями, налево и направо раздавая интервью с красочными «подробностями» из жизни Распутина.

Тогда же в одной из газет был напечатан памфлет Илиодора «Гришка», в котором Распутин предстает «во всей красе», в котором в кучу свалены были и небылицы о похождениях «старца». Тогда же в газеты были отправлены личные письма царицы и дочерей к Распутину, украденные Илиодором! Весь тираж немедленно арестовали, но машина травли была запущена, все было продумано до мелочей. Тибетский лекарь Бадмаев, не сумевший подружиться с Григорием, «нечаянно» передает памфлет в Думу. Свидетельствует Бадмаев: «Я показал «Записку» моему старому пациенту Протопопову. Он попросил у меня разрешения ознакомить с ней Гучкова и Родзянко. Обязался не использовать ее, но нарушил.» Товарищ председателя Государственной думы Протопопов показал «Записку», в которой был изложен памфлет, Гучкову. И по городу стали распространяться отпечатанные на гектографе копии памфлета, в котором приводились письма императрицы и великих княжон. Собственно, в письмах княжон никакого криминала не было, если не считать самого факта переписки императорской семьи с заработавшим скандальную славу мужиком.

А вот письмо самой императрицы позволяло трактовать его весьма фривольно и задуматься об отношениях царицы и «старца», задуматься и ужаснуться происходящему, той бездне, в которую катилась царская семья. Вот это письмо – судите сами: «Возлюбленный мой и незабвенный учитель, спаситель и наставник, как томительно мне без тебя. Я только тогда душой покойна, отдыхаю, когда ты, учитель, сидишь около меня, а я целую твои руки и голову свою склоняю на твои блаженные плечи. О, как легко мне тогда бывает! Тогда я желаю одного: заснуть, заснуть навеки на твоих плечах, в твоих объятиях. О, какое счастье даже чувствовать одно твое присутствие около меня… Где ты есть? Куда ты улетел? А мне так тяжело, такая тоска на сердце. Только ты, наставник мой возлюбленный, не говори Ане о моих страданиях. Без тебя Аня добрая, она хорошая, она меня любит, но ты не открывай ей моего горя. Скоро ли ты будешь опять около меня? Скорей приезжай. Я жду тебя и мучаюсь по тебе. Прошу твоего святого благословения и целую твои блаженные руки. Вовеки любящая тебя М.». М – это мама, так сам Распутин называл царицу.

Надо ли объяснять, какая яростная волна возмущения вызвана этими публикациями! Конечно, вся эта лавина грязи обрушивается, прежде всего, на царскую семью, травля направлена не столько даже на Григория Распутина, сколько на самого царя и его семью. Не случайно же с одинаковой яростью и удивительным единодушием на Распутина обрушивается и левая и правая пресса. Все понимают, насколько сильно его влияние, не случайно Пуришкевич прокричал в отчаянии в Думе: «Пока Распутин жив, победить мы не можем».

Положение критическое – скандал погасить не удается, решено Распутина на время удалить из Петербурга. Григорий отправляется в очередное паломничество.

Насколько верны обвинения в безграничном влиянии Распутина на царя, обвинения в том, что он фактически назначает и снимает министров и вообще управляет государством Российским? Вот заключение следователя комиссии Временного правительства В. Руднева, опросившего множество свидетелей: «При осмотре бумаг Протопопова было найдено несколько типичных писем Распутина, начинающихся словами «милай, дарагой», но всегда говоривших только о каких-либо интересах частных лиц, за которых Распутин хлопотал. Среди бумаг Протопопова, так же как и среди бумаг всех остальных высокопоставленных лиц, не было найдено ни одного документа, указывающего на влияние Распутина на внешнюю и внутреннюю политику».

Конечно, нельзя сказать, что Распутин вообще стоял в стороне от дел политических. Яркий пример – свидетельство Витте о том, как именно Распутин повлиял на решение о вступлении России в войну на Балканах. «Пришел Распутин, в пламенной речи, лишенной, конечно, красот присяжных ораторов, но проникнутой глубокой и пламенной искренностью, он доказал все гибельные результаты европейского пожара, – и стрелки истории передвинулись по другому направлению. Война была предотвращена».

К тому же есть заслуживающая внимания версия, что сама императрица активно поддерживала просьбы и высказывания Распутина, потому что хитроумный Григорий тайные устремления императрицы часто выдавал за свои. Есть предположения, что некоторые «видения» Григория, которые она описывала в письмах к царю, придуманы самой государыней. В целом же государь, вопреки распространенному мнению, был достаточно упрям и в главном всегда придерживался собственного мнения, хотя к советам все же прислушивался.

Осенью 1912 года Распутин в очередной раз спасает жизнь царевичу Алексею в безнадежной, казалось бы, ситуации – началось кровоизлияние, гангрена, положение было настолько серьезным, что пришлось даже издать бюллетень о здоровье наследника. Григория нет рядом, Вырубова дает ему телеграмму, Распутин отвечает, что он молился, и что наследник будет жить. И болезнь отступила! Врачи опять только руками разводят.

Когда Распутин возвращается в Петербург, государыня старается держать его возле наследника, невзирая на шумную травлю. Но в 1914 году он опять на время уезжает, на этот раз домой, в Покровское. А там его уже с нетерпением ждет Хиония Кузьминична Гусева. Она хорошо приготовилась к встрече, о чем рассказала на следствии: «Я купила за три рубля на толкучке, на базаре в г. Царицыне, у неизвестного мне человека – черкеса или армянина, как его звать не знаю, предъявленный мне кинжал. Покупать кинжал мне никто не советовал, не давал на его покупку денег; три рубля эти я сама скопила. У меня было своих 39 рублей, и я уехала после Троицы, спустя неделю, в г. Тюмень машиной и пароходом. Отметка в паспорте. Неделю назад в воскресенье я приехала в село Покровское Тюменского уезда, где, как мне известно из газеты, Григорий Распутин проживает. Об этом я узнала в г. Ялте в редакции местной газеты «Ялта». В г. Тюмени я никуда не заезжала, а села сразу на пароход, на котором приехала в село Покровское. Здесь я остановилась на квартире у крестьян, как их звать, не знаю. О своем намерении убить Распутина я не сказала этим крестьянам, объяснив, что я прибыла в с. Покровское побывать у прозорливого старца Григория Распутина. Я пришла к нему в дом и спросила у девки (как ее звать – не знаю), когда вернется домой Распутин. Она мне ответила, что он даст им телеграмму и приедет. Прошла неделя. Девочка моей хозяйки, имя ее забыла, мне сообщила, что она у обедни видела Распутина, который уже приехал домой. С этого дня я стала следить за Григорием Распутиным возле его дома, сидела на крылечке местного волосного правления и вчера днем, после обеда, увидела идущего напротив меня знакомого мне Григория Распутина; он шел домой, и я повстречала у ворот его же дома; под шалью у меня был спрятан предъявленный мне кинжал. Ему я не кланялась. Один раз его этим кинжалом ударила в живот. После чего Распутин отбежал от меня, я за ним бросилась с кинжалом, чтобы нанести ему смертельный удар, но в этот момент он схватил лежащую на земле оглоблю и ею ударил меня один раз по голове, отчего я тотчас упала на землю и разрезала себе нечаянно левую руку повыше кисти (обвиняемой Гусевой была показана забинтованная повыше кисти левая рука). Это было днем, и сбежался народ, который говорил: «Убьем ее!», то есть меня, и взяли ту же оглоблю. Я быстро поднялась и сказала толпе: «Отдайте меня полицейскому! Не убивайте меня!» Кинжал я бросила около ограды. Мне связали руки и повели в волость и по дороге меня толкали, пинали, но не били.

Больше добавить в свое оправдание я ничего не имею. Показание мне прочитано. Добавлю: Распутин сознался Илиодору, что он ложный пророк, а что его везде восхваляют и он хвалится этой славой, – я славы его не признаю и считаю его ложным пророком.

Хиония Кузьминична Гусева».

Хиония была подослана Илиодором. Нанесенная Распутину рана оказалась серьезной, некоторые газеты даже поспешили дать объявления о его смерти, сам Григорий вызвал священника для причастия. И в это время объявлена война Германии. Тяжело раненный, Распутин пишет государю: «Милый друг, еще раз скажу: грозна туча над Россией, беда, горя много, темно и просвету нет; слез-то море и меры нет, а крови?

Что скажу? Слов нет, неописуемый ужас. Знаю, все от тебя войны хотят и верные, не зная, что ради гибели. Тяжко Божье наказание, когда уж отымет путь, – начало конца.

Ты – царь, отец народа, не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ. Вот Германию победят, а Россия? Подумать, так все по-другому. Не было от веку горшей страдалицы, вся тонет в крови великой, погибель без конца, печаль. Григорий».

Распутин выжил. Во время войны поддерживал царя и царскую семью, несмотря на нескончаемую травлю. Он предчувствовал свою гибель и даже написал предсмертное завещание, переданное царю. Известно несколько списков этого завещания, но в целом они совпадают, расходясь в незначительных деталях. Вот один из списков, приведенный Ароном Симановичем:

«Дух Григория Ефимовича Распутина Новых

из села Покровского.

Я пишу и оставляю это письмо в Петербурге. Я предчувствую, что еще до первого января я уйду из жизни. Я хочу русскому народу, папе, русской маме, детям и русской земле наказать, что им предпринять. Если меня убьют нанятые убийцы, русские крестьяне, мои братья, то тебе, русский царь, некого опасаться. Оставайся на твоем троне и царствуй. И ты, русский царь, не беспокойся о своих детях. Они еще сотни лет будут править Россией. Если же меня убьют бояре и дворяне и они прольют мою кровь, то их руки останутся замаранными моей кровью и двадцать пять лет они не смогут отмыть свои руки. Они оставят Россию. Братья восстанут против братьев и будут убивать друг друга, и в течение двадцати пяти лет не будет в стране дворянства.

Русской земли царь, когда ты услышишь звон колоколов, сообщающий тебе о смерти Григория, то знай: если убийство совершили твои родственники, то ни один из твоей семьи, то есть детей и родных, не проживет дольше двух лет. Их убьет русский народ. Я ухожу и чувствую в себе Божеское указание сказать русскому царю, как он должен жить после моего исчезновения. Ты должен подумать, все учесть и осторожно действовать. Ты должен заботиться о твоем спасении и сказать твоим родным, что я им заплатил моей жизнью. Меня убьют. Я уже не в живых. Молись, молись. Будь сильным. Заботься о твоем избранном роде. Григорий».

О смерти Распутина, вернее, о его убийстве, написано много. Нет никакого желания описывать еще раз все это в подробностях. Убийство всегда противоестественно и отвратительно.

Но и после смерти тело Распутина не нашло успокоения. Над его могилой надругались вскоре после захоронения, а после Февральской революции гроб выкопали и повезли для тайного перезахоронения в лесу, но по дороге машина сломалась, останки облили бензином и сожгли на костре.

Незадолго перед смертью Распутин говорил царю, что, когда он умрет, погибнет и вся царская семья, но перед смертью они увидят его родное село Покровское. Вскоре Пьер Жиляр, сопровождавший в ссылку царскую семью, запишет в дневнике: «Выехав 14-го августа в 6 часов утра, 17-го вечером мы прибыли в Тюмень – на станцию железной дороги, наиболее приближенную к Тобольску. Через несколько часов после этого мы грузились на пароход «Русь». На другой день мы плыли мимо деревни – места рождения Распутина, и Семья, собравшаяся на мостике, могла созерцать дом старца, который ярко выделялся посреди изб. Это событие не было для них неожиданностью, так как Распутин это предсказал, и это стечение обстоятельств, казалось, еще раз подтверждало его пророческие слова».

После расстрела царской семьи их тела также отвезли в лес, облив серной кислотой, сожгли и закопали. Воистину существовала некая мистическая связь между Распутиным и царской семьей.

Предсказал Григорий Распутин многое, самое знаменитое его предсказание заключалось в его «Завещании», которое уже процитировано. В 1912 году в книге «Благочестивые размышления» он якобы разместил еще многие пророчества. На мой взгляд, все, там написанное, весьма туманно, и трактовать это можно как угодно, так же как и предсказания Нострадамуса: все, что уже случилось, предсказано правильно, а все, что будет – не сбывается.

«Люди идут к катастрофе. Самые неумелые будут править повозкой и в России, и во Франции, и в Италии… Человечество будет раздавлено поступью безумцев и негодяев. Мудрость закуют в цепи… А потом большая часть людей поверит во власть имущих, но разуверится в Боге… Кара Божья будет нескора, но ужасна. А случится это до конца нашего века. Затем, наконец, мудрость будет освобождена от цепей, и человек вновь полностью доверится Богу… Под знаком Тельца будет Западная Европа. А под знаком Орла будет Святая Русь.».Понимай, как знаешь. Я не толкователь чужих предсказаний, но, чтобы не разочаровывать читателя, приведу некоторые пророчества Распутина, данные в различных толкованиях. Частично это толкования его «Благочестивых размышлений», частично якобы предсказаний Николаю II. Якобы потому, что есть смутные сведения о том, что Распутин незадолго до смерти передал царю некие пророчества, но после революции они исчезли в архивах ЧК, в секретном отделе у Бокия. Копии же этих предсказаний оказались в библиотеке редких книг Йельского университета.

В общем, кому это интересно – читайте. Вообще-то опубликовано множество предсказаний Распутина, но в большинстве своем они сомнительного происхождения. Впрочем, решать вам.

«В 2001 году злое бедствие захлестнет весь мир. Чаще всего бомбы будут взрываться в самых людных местах крупных городов стран Европы и Америки. Пик придется на осень, когда люди, ненавидящие Запад, взорвут место детских гульбищ и развлечений. В 2002 году европейские ученые докажут, что действительно происходит переселение душ и существует жизнь после смерти. В доказательство душа усопшего возродится в новом облике. Это вызовет массовые самоубийства среди нищих и неудачников, которые захотят обрести счастье в перевоплощении. В 2004 году в Америке создадут запах для борьбы с терроризмом, однако злой змей вырвется наружу и окажется более убийственным и скоротечным, чем бубонная чума.

В 2008 году к власти в некоторых странах придут мусульмане-фанатики, которые объединятся против христианских стран. Война, в которой погибнут миллионы людей, будет продолжаться семь лет, после чего города превратятся в руины, а солнце исчезнет за облаками дыма и пожарищ…»

Согласно различным источникам:

– Распутин предвидел приход Гитлера к власти в Германии, итоги Второй мировой войны, высадку человека на Луну, а также конец света;

– Распутин предугадал возникновение «новой империи» – СССР, а также последующий ее распад из-за национальной розни;

– Немало говорил о варварском отношении к природе – люди станут умирать от «болезней сердца», от «легких» в результате своей неразумной деятельности;

– По пророчеству «старца», во время одной из «ужасных бурь» (какие бури он имел в виду – неясно) на Землю вернется Иисус Христос, чтобы утешить людей и оказать им помощь. Иисус предупредит всех жителей Земли о приближающемся конце света (23 августа 2013 года) и снова вознесется на небо;

– По предсказанию Распутина, к концу первого десятилетия XXI века власть на Востоке захватят исламские фундаменталисты, которые назовут США порождением Сатаны и объявят ему непримиримую войну. В этот период в США к власти придут ортодоксы, но только христианского толка. Начнется война, которая продлится семь лет и станет последней в истории человечества. Только в одном большом сражении с обеих сторон погибнет более чем по миллиону человек. А 23 августа 2013 года «огонь поглотит все живое на земле, и после этого жизнь на планете умрет и наступит могильная тишина».

Нечего сказать – «утешил» нас «старец», поживем – увидим.

На этом можно бы и закончить. Но все же позволю себе в качестве приложения дать выдержки из так называемого «Доклада», или «Записки», следователя Временного правительства Руднева. Пожалуй, он последний, кто общался с таким количеством свидетелей жизни и деяний Григория Распутина.

Доклад Руднева

Состоя Товарищем Прокурора Екатеринославского Окружного Суда, 11-го марта 1917 г., ордером Министра Юстиции Керенского я был командирован в Петроград, в Чрезвычайную Следственную Комиссию по расследованию злоупотреблений бывших Министров, Главноуправляющих и других высших должностных лиц.

В Петрограде, работая в этой Комиссии, я получил специальное поручение обследовать источник «безответственных» влияний при Дворе, причем этому отделу Комиссии было присвоено наименование: «Обследование деятельности темных сил». Занятия Комиссии продолжались до последних чисел августа 1917 г., когда я подал рапорт об отчислении ввиду попыток со стороны председателя Комиссии прис. пов. Муравьева побудить меня на явно пристрастные действия. Мне, как лицу, командированному с правами Судебного Следователя, было предоставлено производство выемок, осмотров, допрос свидетелей и т. д. В целях всестороннего и беспристрастного освещения деятельности всех лиц, относительно которых в периодической печати и обществе составилось представление, как о людях, имевших исключительное влияние на направление внутренней и внешней политики, мною были разобраны и осмотрены архивы Зимнего Дворца, Царскосельского и Петергофского Дворцов, а ровно и личная переписка Государя, Императрицы, некоторых Великих Князей, а также и переписка, отобранная при обыске у епископа Варнавы, графини С. С. Игнатьевой, доктора Бадмаева, В. И. Воейкова и других высокопоставленных лиц. При производстве расследования было обращено особое внимание на личность и характер деятельности Г. Е. Распутина и А. А. Вырубовой, также и на отношение Царской Семьи к Германской Императорской Фамилии.

Считая, что задача моего обследования имеет громадное значение в смысле освещения событий, предшествовавших и сопровождающих революцию, я снимал копии со всех протоколов осмотров, проходивших через мои руки документов, а равно и со свидетельских показаний.

<…>

К сказанному выше необходимо добавить, что Распутин несомненно обладал в сильной степени какой-то непонятной внутренней силой в смысле воздействия на чужую психику, представлявшей род гипноза. Так, между прочим, мной был установлен несомненный факт излечения им припадков пляски св. Витта у сына близкого знакомого Распутина – Симановича, студента Коммерческого института, причем все явления болезни исчезли навсегда после двух сеансов, когда Распутин усыплял больного.

Запечатлен мною и другой яркий случай проявлений этой особенной психической силы Распутина, когда он был вызван зимой 1914/15 г. в будку железнодорожного сторожа Царскосельской дороги, где, после крушения поезда, лежала в совершенно бессознательном состоянии, с раздробленными ногами и тазобедренной костью и с трещинами черепа, Анна Александровна Вырубова. Около нее в то время находились Государь и Императрица. Распутин, подняв руки кверху, обратился к лежащей Вырубовой со словами: «Аннушка, открой глаза». И тотчас она открыла глаза и обвела ту комнату, в которой лежала. Конечно, это произвело сильное впечатление на окружающих, а в частности на Их Величества, и, естественно, содействовало укреплению его авторитета. Вообще надо сказать, что Распутин, несмотря на свою малограмотность, был далеко не заурядным человеком и отличался от природы острым умом, большой находчивостью, наблюдательностью и способностью иногда удивительно метко выражаться, особенно давая характеристики отдельным лицам. Его внешняя грубость и простота обращения, напоминавшие порою юродивого, были несомненно искусственны; ими он старался подчеркнуть свое крестьянское происхождение и свою неинтеллигентность.

Ввиду того что в периодической прессе уделялось, много места разнузданности Распутина, ставшей синонимом его фамилии, на это обстоятельство при производстве следствия было также обрушено надлежащее внимание, и богатейший материал для освещения его личности с этой стороны оказался в данных того самого негласного наблюдения за ним, которое велось охранным отделением. При этом выяснилось, что амурные похождения Распутина не выходили из рамок ночных оргий с девицами легкого поведения и шансонетными певицами, а также иногда и с некоторыми из его просительниц. Что же касается его близости к дамам высшего общества, то в этом отношении никаких положительных материалов наблюдением и следствием добыто не было.

Следствием был собран многочисленный материал относительно просьб, проводимых Распутиным при Дворе; все эти просьбы касались, как было выше указано, назначений, перемещений, помилований, пожалований, проведения железнодорожных концессий и других дел, но решительно не было добыто никаких указаний о вмешательстве Распутина в политические дела, несмотря на то, что влияние его при Дворе, несомненно, было велико. Примеры этого влияния очень многочисленны; так, между прочим, при обыске в канцелярии Дворцового Коменданта, Генерала Воейкова, было обнаружено несколько писем на его имя такого содержания: «Енералу Фавейку. Милой, дорогой, устрой ее, Григорий». На подобных письмах оказались отметки, сделанные рукой Воейкова, сводившиеся к указанию имени, отчества и фамилии просителей, их места жительства, содержание просьбы, отметки об удовлетворении просьбы и об оповещении просителей; тождественного содержания были обнаружены письма и у бывшего председателя Совета Министров Штюрмера, а равно и у других высокопоставленных лиц. Но все эти письма касались исключительно просьб об оказании личных протекций по подводу разных случаев из жизни лиц, о которых ходатайствовал Распутин.

В силу обстоятельств, в том числе и постоянного болезненного состояния Императрицы, вследствие ее болезни сердца, Царская Семья вела удивительно замкнутый образ жизни, что естественно способствовало самоуглублению и развитию религиозного чувства, принявшего у Государыни совершенно исключительный, преобладающий характер. На почве этой религиозности Александра Феодоровна вводила монастырский устав Богослужения в некоторых придворных церквах, и с особым наслаждением, несмотря на болезненное состояние, выстаивала до конца длившиеся долгими часами службы. Это исключительное религиозное настроение Императрицы Александры Феодоровны и послужило единственной причиной преклонения Ее перед личностью Григория Распутина, который, несомненно, как уже было объяснено, обладал способностью внушения, благотворно действовал в некоторых случаях на состояние здоровья тяжело больного Наследника. При этом вследствие своей религиозной настроенности Императрица не могла объективно оценивать источник несомненно поразительного влияния Распутина на состояние здоровья Наследника и искала этот источник не в гипнотической силе, а в тех Высших Небесных Силах, которыми был наделен, по Ее глубокому убеждению, за свою святую жизнь Распутин.

Подлинная подпись:

Бывший командированный в Чрезвычайную Следственную Комиссию по расследованию злоупотреблений Министров, Главноуправляющих и других должностных лиц, с правом производства следственных действий. Товарищ Прокурора Екатеринаславского Окружного Суда

Владимир Михайлович Руднев.



ЖИТИЯ СВЯТЫХ : метки: , : дата: 25.08.17 : 737 : ID записи: 8488

      - Предсказания Григория Распутина
      - Священнослужители Коми призывают не верить слухам о конце света 23 августа 2013 года (23.08.13)
      - 23 августа 2013 года (23.08.13) Будет ли конец света?
      - Память преподобного Иоанна, ученика святого Григория Декаполита 18 апреля
      - Хор Вирап (глубокая темница) это монастырь Армянской апостольской церкви
      - Память святых мучеников Виктора, Зотика, Зинона, Акиндина и Севериана 18 апреля
      - Память святого Григория, патриарха Антиохийского 20 апреля
      - Если вы несчастны, то не вините Меня
      - Письмо сыну из прошлого в будущее …
      - Память святого священномученика Зинона, епископа Веронийского 12 апреля
      - За что Христос изгнал торговцев из Храма?
      - Вот, я пришёл к тебе, сынок! (стих)
      - Житие преподобного отца нашего Исаака Сирина, память 12 апреля
      - 10 причин, по которым я не хожу в церковь
      - “А что я могу сказать тебе, когда ты Бога призываешь?”
      - Преподобный Исаакий (память 12 июня)
      - Память святого Анастасия Синаита, патриарха Антиохийского 20 апреля
Одно обсуждение:

mnwq: 19.05.2013 в 12:46: 1
Зайка любимая

ого
а я и не знала этого


Обсудить:


5 + = 10

Добавить Статью
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА 2614
  • АПОКРИФЫ 93
  • ВИДЕО ФИЛЬМЫ 256
  • ВОПРОСЫ – ОТВЕТЫ 179
  • ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ 612
  • ЖИТИЯ СВЯТЫХ 157
  • ЛЕКЦИИ ОСИПОВА А. И. 2
  • МИРОВОЙ ЗАГОВОР 164
  • МОЛИТВЫ 7
  • ПАЛОМНИЧЕСТВО 37
  • ПОЛИТИКА 92
  • ПРОРОЧЕСТВА 147
  • СКАЗАНИЯ И ИСТОРИИ 182
  • ТРАПЕЗА ПРАВОСЛАВНАЯ 82
  • ФОТО ОТЧЁТЫ 512
  • ЧУДЕСА БОЖИИ 26
  • ЭНЦИКЛОПЕДИЯ 66
  • КОНТАКТЫ
  • ДОБАВИТЬ СТАТЬЮ
  • православные знакомства Светелка
    деньги Путин предсказания царь художественный фильм христианство Церковь болезнь Барак Обама смерть красота Евангелие Америка Афон картины католики жизнь ислам 2012 Патриарх Кирилл патриарх Апокалипсис животные христиане предсказание природа Конец Света собор война лекция США РПЦ православие монастырь Киев Янукович Ватикан Русь дерево вода папа Римский третья мировая война кот Крым библия старец фото наставления семья Паисий Святогорец Кирилл храм праздник Крымск мученик Пасха Майдан календарь история Израиль Сирия Евреи рецепт Китай дети монах Галина Царева антихрист Украина Москва Франциск армия Последние времена экономика Соловки Россия вера
    2012 - 2017 сopyright © "Храни Веру - православный сайт"
    публикаций: 2614 обсуждений: 774 скорость: 1.319 запросов: 114