Русь Святая, храни веру Православную!
ПОИСК:
Слово о схимонахе Кассиане, последним из отшельников Кавказа (по воспоминаниям монаха Константина)

присоединиться к группам: на ОДНОКЛАССНИКАХ и ВКОНТАКТЕ
Слово о схимонахе Кассиане, последним из отшельников Кавказа (по воспоминаниям монаха Константина)


В день памяти преподобного Макария Египетского, 1-го февраля (19 янв ст.ст.) 2012 года преставился один из последних монахов-отшельников, делателей Иисусовой молитвы схимонах Кассиан.

Мы называем старшими братьями, говорит монах Константин, тех, кого православные читатели знают по книге монаха Меркурия «В горах Кавказа».

И вот преставился последний из них.

Биографические сведения о нем скудны и отрывочны.

Сам он рассказывал, что родился в Тульской губернии в 1927 году, в семье сотрудника НКВД. Но, несмотря на такое происхождение, которое, казалось бы, никоим образом не способствовало не, то что зарождению духовности, а наоборот, должно было привести к полному атеизму и воспитанию в коммунистическом духе, будущий схимонах Кассиан, в миру Ермаков Всеволод Васильевич, Божьим Промыслом и в результате усердных поисков высшего смысла человеческой жизни получил искру веры и сумел, в дальнейшем, сохранить и преумножить ее.

По молодости лет он не воевал во время Великой Отечественной войны, но по фактическом окончании ее был мобилизован в ряды Советской армии и отправлен на Дальневосточный фронт, где началась война с союзницей Германии по гитлеровской коалиции империалистической Японией. Служба в Манчжурии продолжалась для него, ни много ни мало,- шесть лет.

После демобилизации будущий пустынник поступает в духовную семинарию при Троице-Сергиевой Лавре, но после года обучения, ощущая некое неудовлетворение своей духовной жажды, решает поехать к старцам и узнать Волю Божию о себе,- как ему быть и чем заниматься дальше?

Сам монах Кассиан рассказывал о своей встрече со старцем Епифанием, который до 1913 года подвизался на Святой горе Афон и изгнанный оттуда в числе прочих во время Афонской смуты, следующее:- благодатный старец ежедневно принимал очень много людей, давал духовные советы и утешения, разрешал всевозможные недоумения, так или иначе помогая всем, кто к нему приходил.

Старец всех приходящих к нему принимал по разному и вот, а ко Всеволоду вышел со крестом, благословил и сказал:- Сегодня мы принимаем воина Христова.

После сего уединился с ним в своей келье, где в течение двух часов назидал его духовно, читая различные молитвы, псалмы и Евангелие.

Потом же, отец Епифаний посадил всех за стол и Всеволод тоже ожидал приглашения, но старец, вдруг, указывая на него, сказал,- А этого посадите в угол, дайте кусок хлеба, луковицу и стакан воды, пусть сидит и ест один.

Как оказалось впоследствии, таким необычным образом прозорливый старец предуказывал Всеволоду путь отшельничества и безмолвия.

Разрешив у старца свои вопросы и недоумения, Всеволод направился в Глинскую пустынь и был принят туда в качестве послушника. Там он застал Глинских старцев, отцов, Серафима (Амелина), Серафима (Романцова), Андроника (Лукаша) и других известных подвижников благочестия.

Некоторое время послушник Всеволод нес разные монастырские послушания, но так как пустынь находилась под угорозой закрытия советскими властями, его не постригали в иночество.

Вспоминая этот период своей жизни, отец Кассиан рассказывал такой случай: Однажды он сказал отцу Андронику (Лукашу),- Отче, я тоже хотел бы принять постриг и стать монахом…

На что отец Андроник ответил ему:- Подожди, придет время, когда тебе сами предложат пострижение, и ты не отказывайся.

И будешь монахом.

Послушник Всеволод ждал этого предложения более двадцати лет.

И вспомнил о предсказании старца, уже долго живя в горах Кавказа, когда ему предложили принять монашество. Он не отказался и был пострижен в мантию с наречением имени Кассиан. В честь преподобного Иоанна Кассиана Римлянина.

В сем случае явно усматриваются незаурядные вера, смирение и терпение послушника, ибо ждать монашества двадцать лет, для современного человека, есть немалый подвиг само по себе.

В 1958 году будущий монах Кассиан приехал в Сухум, и оттуда отправился к пустынникам, в горы, в местность называемую Барганы. Там он был принят схимонахом Серафимом (в то время монахом Самоном) и пребывал в послушании у него. Через некоторое время туда же пришел, ныне известный подвижник, схиархимандрит Виталий (Сидоренко), тогда еще послушник Виталий, и они уже вдвоем стали нести послушание у отца Серафима.

Но, поскольку советские власти неусыпно следили за монашествующими в Кавказских горах и всячески преследовали их, угрожая арестом и тюремным заключением, пустынники решили искать для себя другое, более удаленное и уединенное место, неизвестное властям.

Поиски продолжались довольно долго, и в конце концов увенчались успехом, подвижники нашли то место, которое описывается монахом Меркурием в его книге «В горах Кавказа».

Через некоторое время, когда братия обосновались на новом месте и были построены кельи, туда пришел и отец Виталий, который назван в книге монаха Меркурия «Болящим братом». Отец Виталий болел туберкулезом, здоровье имел довольно слабое, и ему было противопоказано переохлаждение. Поэтому отец Кассиан нес его в пустыню на своих плечах, а стоит сказать, что только перейти вброд речку надо было тридцать три раза.

Этот случай являет нам истинное отношение отца Кассиана к отцу Виталию, в противоположность тому мнению, которое может сложиться у читателя книги «В горах Кавказа».

К этому же времени относится и другой случай.

Советские власти, узнав, что за озером поселилась «группа бездельников, тунеядцев и антисоветских элементов», решили их оттуда депортировать.

Им удалось найти поляну, на которой жили несколько монахов и насильно вывести их оттуда.

Эта поляна находилась не очень далеко от того места, где жил монах Кассиан и вскорости милиция пришла и к нему.

Как вспоминал отец Кассиан, это было на второй день праздника Покрова Божией Матери. Милиционеры постучали в дверь кельи, отец Кассиан открыл и тут же услышал,- Стоять, руки вверх, Вы арестованы! Ваши документы!

Само собой никаких документов у него не было.

Не взирая на происходящее, отец Кассиан, поставил чайник, согрел воды и угостил милиционеров чаем, собрал свои нехитрые пожитки и, практически под конвоем, отправился вниз, в город.

Здесь нужно сказать, что монахам-пустынникам, по благословению архиерея, разрешается причащаться самостоятельно, в одиночку, и поэтому у отца Кассиана в келье хранились Святые Дары, которыми он причащался.

Понимая, что келья в его отсутствие может быть разорена и Святые дары могут быть попраны, он взял их с собой.

Но и в милиции его могли обыскать, а Святые Дары подвергнуть кощунственному надругательству…

Что делать? Отец Кассиан решил потребить их по дороге, поскольку события происходили утром.

Пока его вели вдоль реки, он молился, читая на память молитвы перед Святым Причащением.

Спустившись к озеру, милиционеры сели в лодку, расположившись на корме и на носу, а отца Кассиана посадили на весла.

На середине озера он поднялся, встал ногами на борта лодки и начал раскачивать ее, препятствуя, таким образом, милиционерам, которые могли помешать ему выполнить задуманное.

Раскачивая лодку, он достал бутылочку со Святыми Дарами и потребил их, выбросив пустой сосуд в озеро.

Милиционеры, конечно, не могли понять, что происходит, ругались и кричали, а когда лодка пристала к берегу, избили отца Кассиана, решив, видимо, что тот хотел отравиться. На берегу ждала машина, которая и доставила подконвойного в Сухумский спецприемник.

Далее последовали допросы, на которых отец Кассиан молчал, не отвечая на вопросы, кто он и откуда. После допроса его избивали, и так продолжалось в течение трех дней.

На четвертый день он сказал следователю: Если хотите узнать, кто я такой,- звоните в 4-й отдел Генерального Штаба и спросите генерала Ермакова,- знает ли он меня? Следователь посмеялся над ним, мол,- с ума сошел монах.

И его снова избили. Но поскольку, ни допросы, ни побои не давали никакого результата, следователь, все же, решил позвонить в Генеральный Штаб. Генерал Ермаков ответил, и приказал немедленно доставить отца Кассиана к нему.

Милиционеры пришли в ужас,- избитый подследственный оказался близким родственником московского генерала, это разжалование и конец карьере! Они стали просить отца Кассиана как-то уладить эту ситуацию.

Тогда он сказал брату по телефону, что с ним все в порядке и он приедет в Москву позже. Начальник спецприемника понял, что ему может непоздоровиться, дело было закрыто и монах Кассиан отпущен на свободу.

Более того, отпустили всех монахов, которые были схвачены в горах и сидели в спецприемнике. Таким образом, Промыслом Божиим эта облава закончилась для монахов благополучно.

Через некоторое время отец Кассиан вернулся в пустыню, но уже не на то место, на котором он жил раньше. Но и там не обошлось без скорбей. Среди монахов есть такая поговорка:- Монаху горе жить без горя. Поскольку жизнь монашеская, это непрерывная цепь искушений.

Новая полянка, на которой поселился отец Кассиан, находилась в уединенном месте, и, казалось бы, не сулила никаких особых искушений. Отец Кассиан прожил на ней несколько лет.

Но вдруг, туда начал пригонять на выпас своих свиней, так называемый, Темнолицый, известный персонаж книги «В горах Кавказа». Его настоящее имя Александр Сванидзе. Его знали практически все монахи, живущие в той местности.

И вот однажды, пригнав в очередной раз своих свиней, Темнолицый заявил отцу Кассиану,- У тебя тут келья….пусть свиньи живут под твоей кельей, а не хочешь,- построй для них сарай.

Нужно сказать, что келья стояла на склоне горы, на небольших деревянных сваях и под ней было некоторое пространство, в котором свиньи могли укрыться от непогоды.

Вот так отец Кассиан обрел не самых лучших квартирантов. Немало терпения потребовалось от него, чтобы жить и молиться в таком шумном и неблаговонном соседстве.

Через некоторое время он сказал Темнолицему, что свиньи очень мешают ему,- он монах, ему нужно молиться, а свиньи днем и ночью визжат и возятся под полом кельи. В ответ Темнолицый попросту пригрозил убить его. «Твой лоб большой, а пуля маленький»,- сказал он. Темнолицый был человеком с дурной славой и отец Кассиан понимал, что тот не шутит, поэтому он был вынужден в очередной раз искать место для кельи.

С Божьей помощью место было найдено, была построена келья, и отец Кассиан прожил в ней немалое время. Но и на этом, четвертом по счету месте, искушения не оставили его.

Это было связано с тем, что ему приходилось иногда покупать кое-какие продукты в ближайшем селении, чтобы не ездить в город. И вот как-то раз, продавец магазина, где отец Кассиан покупал что-то из необходимого, заметил,- у монаха после покупки остались деньги. А в то время, местные жители говорили, что можно убить человека за пятьдесят рублей и это неплохо.

И вот однажды ночью, когда отец Кассиан стоял на молитве, в дверь его кельи постучали, он открыл и на него тут же набросились три человека. Они надели ему на голову полиэтиленовый мешок, начали душить его и требовать деньги.

Он сказал им, где лежат все его деньги, но они решили, что это не все и продолжали душить и избивать его. Но, не добившись ничего более, грабители ушли, оставив его в живых.

И снова пришлось отцу Кассиану, в очередной раз, менять место, ибо он понимал, что одним приходом бандиты не ограничатся. Он решил уйти как можно дальше в горы.

На новом месте кельи строили уже впятером, то есть схимонах Кассиан, монах Константин, монах Давид, инок Павел и послушник Василий.

В один из воскресных дней все собрались на молитву, и поскольку книг с собой никаких не было, ибо шла стройка, и все жили во временном балагане (местное название шалаша), то молились по четкам, каждый вслух читал сто молитв Иисусовых.

И вот, вспоминает монах Константин, когда подошла очередь отца Кассиана и он начал читать молитву Иисусову, то стало ясно, как важно научиться молитве у живого, истинного делателя Иисусовой молитвы.

Он читал ее совсем не так, как читали все остальные.

Это был, по словам святителя Феофана Затворника, «ручеек живой воды». Молитва изливалась мелодично, благостно и животворно.

Чувствовалось, что отец Кассиан являлся истинным продолжателем святоотеческой традиции и воином Христовым на духовном фронте.

Монах Константин вспоминает такой случай, рассказанный схимонахом Кассианом, тогда еще молодым монахам, Давиду и Константину, в назидание о том, с каким внутренним расположением нужно подходить к духовному отцу за благословением, ни в коем случае, не стараясь добиться желаемого, а только с готовностью выполнить то, что скажет старец:- Однажды, к отцу Кассиану приехал из Одессы знакомый монах и между делом стал уговаривать его поехать в гости к нему в Одессу и пожить там некоторое время.

Отец Кассиан пришел за благословением к своему духовному отцу схиархимандриту Серафиму (Романцову) и сказал: отец Серафим, я хочу поехать в Одессу с монахом N, благословите…

Старец отвечает: ну, поезжай… и они, вдвоем с этим монахом уехали. По приезду в Одессу, когда они шли через вокзал к выходу, их остановил наряд милиции и потребовал предъявить документы. В те времена документы проверяли не только у подозрительных лиц, но в первую очередь у священников и монахов.

Монах N показал свой паспорт, а отец Кассиан, никакого документа не имевший, сказал милиционерам:- А у нас один паспорт на двоих. Их тут же задержали и отвезли в районное управление внутренних дел.

Там началось выяснение личности отца Кассиана, в ходе которого, некая сотрудница МВД, в звании капитана милиции, заявила задержанному,- Я тебя все равно посажу…

Отца Кассиана арестовали, завели дело о нарушении паспортного режима, бродяжничестве и тунеядстве, и передали его в прокуратуру. Видя, что ситуация стремительно ухудшается, отец Кассиан стал усиленно молиться и вспоминать свои ошибки, чтобы понять, какова причина этого скорбного случая произошедшего с ним.

И вспомнил, что не спросил благословения старца, как подобало, а просто выпросил его:- Благословите, я хочу поехать. И это была серьезнейшая ошибка.

Найдя вероятную причину, отец Кассиан начал каяться и молитвенно просить Господа помиловать его, поскольку дело, под напором озлобленной капитанши, набирало обороты и возникла реальная угроза осуждения. И вот как Господу Богу угодно было повернуть ход событий.

В один из дней отца Кассиана вызвал к себе прокурор, получивший его дело, и в ходе расспросов поинтересовался: служил ли подследственный в рядах Советской Армии?

Вопрос был не праздный, поскольку монахи считались антисоветчиками и тунеядцами.

Отец Кассиан ответил как есть: служил, шесть лет, в Манчжурии.

А где в Манчьжурии, спросил прокурор?

В такой-то части, говорит отец Кассиан…

А кто там командиром полка? Такой-то… А замполит? Такой-то…

И тут прокурор вскакивает, обнимает отца Кассиана и говорит,- Друг дорогой, мы же с тобой однополчане!

Обстановка тут же разрядилась и они принялись вспоминать армейские случаи и истории. В конце концов, прокурор взял папку с делом, разорвал ее на части и бросил в корзину для мусора. И отпустил отца Кассиана, тепло с ним простившись.
Вернувшись в Абхазию, отец Кассиан пришел к своему духовному отцу, схиархимандриту Серафиму покаялся и исповедал грех своеволия, согрешив которым, был вынужден пройти серьезное испытание, посланное от Господа Бога для вразумления и исправления послушника.

Из множества скорбей и искушений, через которые пришлось пройти схимонаху Кассиану особенно можно выделить следующий случай: в 1984 году, два охотника из Сухуми отправились в горы на охоту.

Одним из них был местный приемщик пушнины, на которого были обозлены все окрестные охотники, поскольку он принимал от них пушнину по заниженным ценам. Он был единственным приемщиком в районе и обладал, таким образом, как бы монополией.

Так или иначе, с охоты они не вернулись. Остается только догадываться, что с ними случилось на самом деле,- несчастный случай или кто-то из охотников убил их, отомстив, таким образом, за многолетнюю обиду.

Первые поиски не дали никакого результата, несмотря на то, что у пропавшего приемщика было двое взрослых сыновей, имевших немалое влияние в Сухуме.

Ими была поднята на ноги вся городская милиция, но и милицейская поисковая группа не нашла никаких следов пропавших. Но, попущением Божиим, история с исчезновением охотников и их поисками не замедлила сказаться на живущих в горах монахах.

Так, келья одного их них, монаха Василия, находилась неподалеку от охотничьей тропы, и он как-то, в разговоре с другими охотниками обмолвился фразой,- мол, я видел, кто вслед за ними пошел…

Участвовавшие в разговоре охотники тут же донесли эти слова сыновьям пропавшего приемщика и те сделали простой вывод,- тот, кто за ними пошел и является убийцей.

За монахом Василием был послан милицейский наряд и его арестовали. Надо сказать, что он оказался в крайне затруднительном положении,- открыть, кого он видел, значит, возможно, оклеветать невиновного человека, поскольку вовсе не являлось фактом то, что именно он их убил, не смотря на то, что шел вслед за ними. Мало того, этого человека мстители наверняка убили бы и монах Василий, таким образом, стал бы причастен к убийству.

А не открыть имя, означало быть забитым до смерти. Ясно осознавая всю сложность ситуации, монах Василий усердно молился, пока милиционеры вели его по горной тропе вниз. И вот в какой-то момент ему представился случай бежать,- впереди идущий конвоир ушел далеко вперед, а идущий сзади отстал, и монах Василий не раздумывая бросился в сторону от тропы, напролом через кусты, вниз по горной круче.

Дело происходило поздней осенью, в ноябре, уже выпал первый снег и беглец, скрывшись от милиции, теперь решал другую задачу,- куда идти?

О том, чтобы вернуться в свою келью не могло быть и речи, пойти к другим монахам тоже нельзя,- там обязательно будут искать. Ночевать в лесу невозможно,- разведешь костер,- увидят и найдут, а без огня замерзнешь насмерть.

Что делать?

Ничего не придумав, отец Василий был вынужден несколько суток просидеть в укромном месте, под деревом, не разводя огня.

Но долго так продолжаться не могло, за несколько холодных ночей он отморозил ноги и сильно простудился, помимо этого у него не было никакой пищи. Понимая, что здесь он попросту погибнет, отец Василий, скрывая следы, идя берегом речки, пришел к келье отца Кассиана.

Недалеко от его кельи стояло старое дерево, в стволе которого находилось дупло, в котором можно было кое-как укрыться. Вот в этом дупле и спрятался монах Василий. Отец Кассиан приносил ему еду в условленное место возле ручья, а тот, не приближаясь к келье, чтобы не оставлять следов, забирал ее там.

Тем временем, сыновья пропавшего, организовали большую поисковую операцию с привлечением милиции и добровольцев из числа своих родственников, которые рыскали по всей округе, расспрашивая всех кого только можно и разыскивая любые следы сбежавшего отца Василия.

Вскорости, они пришли и в келью отца Кассиана, предполагая, что беглец может находиться у него, обыскали все вокруг и избили его, выпытывая,- знает ли он что-либо о местонахождении монаха Василия.

Отец Кассиан ничего им не сказал. Но преследователи этим не удовольствовались и более месяца приходили к отцу Кассиану, ночуя у него, подкрепляясь пищей, которую тот им готовил, и продолжая обыскивать окрестности и терроризировать несговорчивого монаха. И все это время отец Кассиан тайком ходил к ручью и приносил еду, а монах Василий жил в дупле. Зимой, не разводя огня.

Этот случай явно показывает, насколько схимонах Кассиан усвоил себе дух Евангельских заповедей и жил в соответствии с ними. Он ежедневно кормил и благотворил своим мучителям, в ответ, принимая от них унижения и побои. И, несмотря на смертельную опасность, продолжал тайно поддерживать и кормить брата.

Между тем у отца Василия, живущего в дупле, которое по своим размерам никак не соответствовало человеческому росту, началась гангрена обеих ног. Но, через некоторое время, милостью Божией нашелся благодетель, который сумел тайно забрать его в город.

Когда преследование, не дав результатов, начало утихать, отец Кассиан отправился в Одессу, к своему другу, архидиакону Пимену и жил у него некоторое время.

Однажды ему во сне явился его духовный отец, схиархимандрит Серафим (Романцов) и сказал: Иди в свою келью и живи там ничтоже сумняшеся. Отец Кассиан поступил так, как велел ему старец и вернулся в Абхазию.

Здесь следует отметить неукоснительное послушание отца Кассиана, ведь по его возвращении преследование, угрозы и побои могли возобновиться. На Кавказе кровная месть могла не утихать годами…

Многие из современных читателей, возможно, не знают, что в те времена ношение длинных волос и бороды, а тем более подрясника, носило «антисоциальный характер», вызывало у представителей власти резко негативную реакцию и приравнивалось к антисоветской агитации.

Отец же Кассиан, передавая слова старцев, говорил: борода и подрясник,- это безгласная проповедь Евангелия.

Однажды его остановил милиционер возле храма и начал укорять,- что ты, мол, в юбке ходишь, что за вид? Отец Кассиан спокойно ответил ему:- у тебя есть форма и у меня есть форма, и я ее ношу. После чего достал свою орденскую книжку. Милиционер не нашел что сказать и оставил монаха в покое. И подобные ситуации происходили неоднократно.

Возвращаясь к 1958 году, ко времени, когда послушники Всеволод и Виталий проходили послушание под окормлением монаха Самона, необходимо упомянуть об их ежедневном молитвенном правиле, которое состояло из чтения всей Псалтыри, трех канонов, двух акафистов и 3600 Иисусовых молитв.

Помимо этого прочитывались две главы из Апостола и глава Евангелия. Тот, кто когда-нибудь исполнял правило, может оценить духовные и телесные усилия, которые ежедневно прилагали молодые послушники для исполнения правила.

Однажды, много лет спустя, вспоминает монах Константин, мы с братом Давидом в присутствии отца Кассиана и с его благословения просматривали книги, которыми пользовался пустынник.

В руки нам попалась обычная общая тетрадь на 96 листов. Каждая страница которой, к нашему удивлению, строчка в строчку, без пробелов, была исписана рукой схимонаха Кассиана. Там была всего одна повторяющаяся фраза: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного.

Путь монашеской жизни,- это путь борьбы против мiра, плоти и диавола. Монах Константин, знавший схимонаха Кассиана на протяжении 39 лет, вспоминает, что всегда с радостью удивлялся,- как Иисусова молитва преобразила человека,- послушника Всеволода в схимонаха Кассиана.

Будучи новоначальным, послушник Всеволод мог позволить себе довольно резкие высказывания, которые, видимо, являлись отпечатком его службы в армии. Он был веселого нрава, бывало шутил и вел себя не очень сдержанно. При этом он всегда жил очень уединенно, а в общении с женщинами вообще мог быть резок.

И вот насколько благодать Божия, изливающаяся на душу посредством покаянного возделывания молитвы Иисусовой, изменила его. Судьбами Божиими, последние годы жизни схимонах Кассиан провел в женском монастыре матушки Серафимы, близ Сухума. Господь, Промыслом Своим вывел этого подвижника из пустыни и поселил в монастыре.

Это произошло достаточно просто: за несколько лет до кончины отец Кассиан уже сильно ослаб и за ним присматривал монах Фотий, живущий по соседству. Как-то раз, когда они куда-то вышли, из-за неисправности печки, келья отца Кассиана загорелась и очень быстро сгорела дотла, при этом спасти ничего не удалось. Вот и пришлось ему искать себе другое место.

Но о постройке новой кельи, ввиду возраста и общего состояния отца Кассиана, речь уже идти не могла и его приютила у себя матушка Серафима. Никто из знавших отца Кассина не мог подумать, что попав в женский монастырь, он останется там надолго. Но, схимонах Кассиан, как говорят, «смирился до зела».

По свидетельству его послушника Николая и других лиц, близко общавшихся с пустынником, отец Кассиан очень изменился по отношению к окружающим. В особенности к сестрам монастыря и иным женщинам, мирянкам, которые стали приходить к нему за советом, духовной поддержкой и разрешением своих недоумений.

Он действительно стал другим человеком, тихим, сдержанным в словах и истинно смиренным. И это произошло исключительно действием молитвой Иисусовой, по благодати Божией, преобразившей «ветхого человека в новую тварь во Христе Иисусе». Такова сила чистой молитвы, которую Господь даровал рабу Своему, прошедшему многолетний искус в пустыне и подъявшему тяжкий труд приобретения непрестанной молитвы.

И думается, что так исполнилось предсказание старца, ныне прославленного в лике Глинских святых преподобного Андроника (Лукаша) однажды сказавшего о послушнике Всеволоде:- Сей куст не останется пуст. Имея ввиду неопалимую купину, горевшую в Синайской пустыне огнем богоявления пророку Моисею.

В последние годы жизни Господь ниспослал отцу Кассиану, по смирению его, дар прозорливости. Все, кто знали его и пользовались его духовными наставлениями, отмечали это.

Многим он предсказывал в прикровенной форме те события, которые могли произойти в будущем, указывал истинный путь и помогал советом. Он так же очень точно предсказал время своей кончины, сподобился христианского напутствия, Причащения Святых Христовых Таин и мирно отошел ко Господу.

Эпилог.

К большому сожалению , периодически, в среде православных и, более того, монашествующих, высказывается мнение, что мол, «невозможно в нынешнее время заниматься молитвой Иисусовой».

И тому приводится множество аргументов. Но все они разбиваются как волны о каменный утес, когда мы вспоминаем схимонаха Кассиана.

В этом подвижнике Господь явил нам истинного делателя Иисусовой молитвы и продолжателя святоотеческой традиции, одного из последних пустынников нашего времени. Да упокоит Господь душу раба Своего в селениих праведных.

Слово о схимонахе Кассиане, последним из отшельников Кавказа (по воспоминаниям монаха Константина)
Слово о схимонахе Кассиане, последним из отшельников Кавказа (по воспоминаниям монаха Константина)


СКАЗАНИЯ И ИСТОРИИ : метки: , , , , : автор: Андрей : дата: 21.07.17 : 133 : ID записи: 20226

      - Как отец Феодор к трапезе готовился. Рождественские истории одного уральского монастыря.
      - И кому это такую красоту приготовили? Рождественские истории одного уральского монастыря.
      - Отшельники. Страшный монах.
      - Вот, я пришёл к тебе, сынок! (стих)
      - Деяния Святых Апостолов
      - Память преподобного Пуплия, память 5 апреля
      - К врачам старцы относятся с юмором
      - Старец Варсонофий Оптинский (Павел Иванович Плиханков)
      - Воспоминания о старце Гаврииле (Ургебадзе)
      - Три невыдуманные истории из современной жизни Валаамского монастыря
      - Русская деревня
      - ВРЕМЕНИ НИ У КОГО НЕ ОСТАЛОСЬ: Монах Глеб, документальный фильм
      - Евангелие от евионитов (сохранившиеся отрывки)
      - Житие и пророчества монаха Авеля
      - Чудесные яблоки на вершине Афона.
      - 500 кошек были спасены от поедания в одном из китайских ресторанов
      - Старец Макарий Оптинский (Михаил Николаевич Иванов)

Обсудить:


− 2 = 2

Добавить Статью
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА 2614
  • АПОКРИФЫ 93
  • ВИДЕО ФИЛЬМЫ 256
  • ВОПРОСЫ – ОТВЕТЫ 179
  • ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ 612
  • ЖИТИЯ СВЯТЫХ 157
  • ЛЕКЦИИ ОСИПОВА А. И. 2
  • МИРОВОЙ ЗАГОВОР 164
  • МОЛИТВЫ 7
  • ПАЛОМНИЧЕСТВО 37
  • ПОЛИТИКА 92
  • ПРОРОЧЕСТВА 147
  • СКАЗАНИЯ И ИСТОРИИ 182
  • ТРАПЕЗА ПРАВОСЛАВНАЯ 82
  • ФОТО ОТЧЁТЫ 512
  • ЧУДЕСА БОЖИИ 26
  • ЭНЦИКЛОПЕДИЯ 66
  • КОНТАКТЫ
  • ДОБАВИТЬ СТАТЬЮ
  • православные знакомства Светелка
    собор третья мировая война монастырь Соловки наставления храм Россия история смерть армия картины Майдан Апокалипсис Конец Света рецепт фото лекция праздник Киев РПЦ Ватикан предсказания художественный фильм Крымск христиане Патриарх Кирилл Украина христианство Сирия кот антихрист вера Крым календарь Пасха библия Кирилл Паисий Святогорец природа Янукович вода жизнь католики деньги США Церковь Евангелие Франциск патриарх православие Афон Израиль Америка дерево ислам монах экономика Русь Барак Обама война Путин Последние времена папа Римский 2012 царь Москва Галина Царева болезнь Евреи красота дети Китай семья мученик старец предсказание животные
    2012 - 2017 сopyright © "Храни Веру - православный сайт"
    публикаций: 2614 обсуждений: 780 скорость: 1.845 запросов: 112