Русь Святая, храни веру Православную!
ПОИСК:
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)

присоединиться к группам: на ОДНОКЛАССНИКАХ и ВКОНТАКТЕ
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)


(1914-1975)

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов)

Учился учился в вечерней студии при Московском Союзе советских художников в бывшей мастерской Сурикова. С 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Орден Красной звезды, медаль За отвагу, несколько медалей За боевые заслуги.

С 12 марта 1950 года – послушник Троице-Сергиевой лавры (Загорск). С 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря. Вернул из Германии монастырские ценности. Вел колоссальную реставрационную и иконописную работу в монастыре.

Режиссеры: Зубков Юрии, Горовацкий Алексей
Авторы сценария: Трифонов Аркадии, Горовацкий Алексей.

Производство «Голд Медиум»
По заказу Телеканала «Россия»

Удивительная старушка

Удивительный случай произошел на войне с архимандритом Алипием. Когда Иван в 1941 году уходил на фронт, мать дала ему на прощание иконку Божией Матери со словами: «Сынок, будет худо, помолись».

Однажды с группой солдат Иван попал в окружение. С трех сторон немцы, с четвертой — болото. В отчаянии он вспомнил совет матери. Отстал немного от отряда и, как умел, помолился. Вернулся к солдатам, а там какая-то старушка стоит: «Что, заплутали, ребятки? Ну ничего, я вам тропочку покажу». И вывела отряд к своим. «Мать, не знаю, как тебя и благодарить», — сказал ей Иван. «Ты мне еще всю свою жизнь служить будешь», — ответила спасительница. Только тут понял Иван, что за «старушка» перед ним.

Кровавыми дорогами с боями шагал молодой художник Иван Михайлович Воронов. На правом плече — винтовка, на левом — этюдник с красками. И так — от Москвы до Берлина.

Художник пришел с войны живым и невредимым. И не думал не гадал, что именно ему предстоит восстанавливать Печерскую обитель и вернуть в монастырь драгоценную ризницу. Вскоре Воронов принял монашеский сан и в течение десяти лет руководил работами по реставрации Троице-Сергиевой Лавры под Москвой.

Искусствовед С. Ямщиков: «Меня часто спрашивали: почему такой красивый мужчина ушел в монастырь? Вот всюду разговаривают о том, что он был тяжело ранен, потерял возможность продолжения рода… И вот как-то сам он завел разговор на эту тему и сказал: «Савва, это все разговоры пустые! Просто война была такой чудовищной, такой страшной, что я дал себе слово, что если выживу, то уйду в монастырь, чтобы бороться против будущих войн».

Однажды во время беседы с глазу на глаз патриарх Алексий I предложил отцу Алипию: «Псково-Печерский монастырь разрушается. Бери его в свои руки». Так бывшего художника назначили настоятелем Псково-Печерского монастыря.

И уже весной 1960 года в монастыре начались горячие дни. Осыпающиеся крепостные стены и башни были убраны в леса. Мастера готовили раствор и известковую плитку для восстановления утраченных фрагментов монастырских крепостных сооружений. На строительных лесах вместе с мастерами можно было увидеть самого игумена Алипия с мастерком в руках.

Об отце Алипии помнят не только в Псково-Печерском монастыре и Троице-Сергиевой Лавре. Художник по образованию, он всю свою жизнь был еще и страстным собирателем живописи, произведений искусства. Сейчас, спустя десятилетия, мы можем смело назвать отца Алипия Печорским Третьяковым — не только за его собрание картин и шедевров декоративно-прикладного искусства, но и за щедрый дар музеям России. Собранная коллекция замечательной живописи и графики стала делом его жизни. Она была разделена между тремя музеями — Государственным Русским музеем, Псковским музеем-заповедником и Печорским краеведческим музеем.

Сложным, многомерным человеком был отец Алипий. Он умер 12 марта 1975 года на Сырной седмице, о чем в Псково-Печерском монастыре известили ударами большого колокола. Шестьдесят один год жития земного, из которых 25 лет составило житие монашеское, были удостоены и радостями духовными, и великими печалями.

Враги наши, немцы!

Еще один случай, произошедший с Иваном Вороновым.

9 мая 2003 года на братском захоронении в г. Печоры братией Псково-Печерского монастыря была отслужена традиционная заупокойная лития. Среди выступавших был ветеран Великой Отечественной войны Турков Алексей Богданович. В своем слове он рассказал удивительный случай спасения с помощью отца Алипия культурных ценностей Франции:

«Я, как и отец Алипий (Иван Михайлович Воронов) воевал в 4-й танковой армии…

Нашей армией был взят немецкий город Бельниц, лагерь Дебрицы, открылась дорога на Потсдам и Берлин. Все кругом в огне, в дыму, бомбят самолеты… Мы шли на БТРе. Вдруг всем команда: остановиться! По громкоговорителю объявляют, что слово предоставляется лейтенанту Ивану Михайловичу Воронову (будущему отцу Алипию). И тут раздается сильный такой голос:

— Слушайте, слушайте! Говорит представитель 4-й танковой армии Воронов.

И обращается к немцам:

— Враги наши, немцы, остановитесь и вспомните, что вы привезли из Франции «богиню красоты», которую мы не видели. И если сейчас, при взятии высоты мы разрушим эту скульптуру, то человечество нам этого не простит! Отступитесь, ради Бога, прошу вас, сохраните эту красоту, и вы тоже получите Божественную веру!

А переводчица Мария Волонец со слезами переводит его речь. Мы все просто остолбенели, настолько сильно он сказал. Через некоторое время началось наступление. Но там, где была эта богиня красоты, как мы ее называли, не было ни одного боя. Скульптура эта была у меня на фотографии, очень красивая. Ее по приказу Гитлера вывезли из Франции в Германию: на постаменте изображена Божия Матерь, а к ней слетает Ангел. А все ее называли просто «богиня красоты»…

Дошли мы до Берлина, развернулись у Бранденбургских ворот и вышли к городу Фрайбергу. И тут опять этот Воронов по громкоговорителю выступает. И так он крепко, сильно говорит, а переводчица Мария переводит немцам его слова:

— Дорогие граждане! Мы не будем разрушать этот город, потому что город ваш — город нашей славы! Здесь учился Михаил Васильевич Ломоносов. Он женился здесь на немке Лизе-Кристине (мы сначала не поняли, почему имя двойное, потом нам объяснили, что второе имя оно получила, когда была крещена в Православие). Если вы нас не встречаете, то мы вынуждены с боем взять ваш город!

Вышли нас встречать два немецких полковника и три дамы. Меня послали с ними разговаривать, так как я немножко по-немецки говорил. Подошел я к ним, вижу — они держат портрет, а на портрете Ломоносов в парике, а внизу даты — когда он приехал и уехал из этого города.

Договорились, что, несмотря на то, что в городе было много боеподготовленных подростков-гитлерюгенд, все сдаются и сдают оружие. Таким образом, Фрайберг был взят без единого выстрела, и в этом заслуга, безусловно, Ивана Михайловича Воронова, будущего архимандрита Алипия».

Иной источник:

Из рапорта Алипия архиепископу :” Во вторник 14 мая сего года эконом игумен Ириней организовал, как и во все прошлые годы монастырской жизни, поливку и опрыскивание монастырского сада водой, которую мы собираем благодаря нами сделанной запруды около беседки за крепостной стеной во рве от талых снегов и вешних дождей… Им попытались запретить….«Кто Вы и что от нас требуете?» – спросил я.

Этот человек в шляпе не назвал своего имени и чина, а сказал мне, что мы не имеем права на эту воду и на эту землю, на которой стоим. Я спросил: «Зачем Вам эта вода?» Он говорит: «Для пожарных целей».

Я ответил, что у нас с начальником пожарной охраны есть договоренность о водохранилищах на случай пожара. <…>. Эта лужа, которая через 3 дня высохнет в расчет не берется, ибо, как водоем, не существует, притом же здесь нет близко каких-либо строений.

Он ответил, что пускай сохнет, но вы не смеете тратить эту воду, ходить по этой земле, не смеете пасти скот по рву около стены, не смеете выходить вообще за стены монастыря. Я ему добавил: “не смеете дышать воздухом и не смеете греться на солнце, потому что солнце и воздух и вода и все и вся Ваше, а где же наше?” Я переспросил его: “Кто ты и зачем пришел”.

Он не сказал своего имени, а сказал, что пришел запретить нам делать наши дела. Я ему сказал: “Я, Воронов Иван Михайлович, гражданин Советского Союза, инвалид и герой Великой Отечественной войны, и мои товарищи, которые живут за этой стеною, ветераны и инвалиды Отечественной войны, многие потерявшие руки и ноги, получившие тяжелые ранения и контузии, обливая эту землю своей кровию, очищая этот воздух от фашистской нечисти, а так же мои товарищи живущие здесь, труженики заводов, фабрик и полей, старые инвалиды и пенсионеры, а также мои товарищи, старые отцы, потерявшие своих сыновей в боях за освобождение этой земли и этой воды, и мы, проливавшие свою кровь и отдававшие свои жизни, мы не имеем права пользоваться своей землей, водой, воздухом и солнцем, всем тем, что мы вырвали у фашистов? Мы вырвали для себя, для своего народа, для этих студентов, учителей, врачей, колхозников, которым Вы сейчас запретили брать воду из этой грязной лужи. Вот они все смотрят на вас, надвинувших шляпы на потерявшие стыд глаза.

“Кто Вы?” – снова спросил я, и от чьего имени Вы действуете”. Они стали лепетать, называя Райкомы, Обкомы и т.д.

“Вы коммунист?” – спросил я. Он ответил: “Да”. Я ему возразил, что не может быть, чтобы человек, так мыслящий и так рассуждающий и так действующий, был в Советской партии. Нелогичные, грубые, и так не здраво рассуждающие люди не могут быть в партии.

Если Вы считаете себя работником Горкома, честным и порядочным коммунистом, а так же и твои товарищи в шляпах, то Вы должны были, увидев беспорядок с нашей стороны, немедленно дать мне письменный указ, не делать то-то и то-то, и я бы немедленно принял к исполнению, а Вы давай кувыркать машину в грязь и бранить монахов и приехавших отдыхать трудящихся людей, показывая отсутствие здравого у Вас рассуждения и свою необузданность, грозя предать суду за то, что мы выдышали твой воздух и выпили твою грязную воду.

Алипий, тогда еще Иван Воронов

Уходя от нас боком человек в шляпе стал меня дразнить: “Эх… батюшка !!” Я ответил, что батюшка я для вон, тех людей, а для Вас я русский Иван, который еще имеет силу давить клопов, блох, фашистов и вообще всякую нечисть”.

Теперь мы сидим в стенах монастыря, вдыхая и выдыхая тот воздух и пия ту воду, и топча свою собственную землю, за которую мы платим государству 6241 рубль 37 копеек ежегодно, трудясь день и ночь, охраняя этот древнейший памятник русской старины. Кстати, я уже узнал, что эти люди в шляпах ведут жестокую идеологическую борьбу с нами.

Отец Алипий до пострига звался Иваном Михайловичем Вороновым – под таким именем был известен тонкий художник, коллекционер русского и западноевропейского искусства, передавший в дар Русскому музею Ленинграда, Псковскому музею-заповеднику, Печорскому краеведческому музею свою коллекцию.

Сей рапорт не является жалобой на обидчиков, а является страничкой в истории нашего времени, страничкой летописи церковной и монастырской жизни.

Мы, как граждане Советского Союза, готовы броситься в смертельную схватку со всякой неправдой и порабощением для того, чтобы уничтожить их. Но, как люди Церкви Христовой, терпеливо переносим зло, даем ему право до смерти мучить нас, чтобы потом своею смертию уничтожить зло. Мы знаем эту истину, мы испытали ее, а потому готовы терпеть.

Мы, как граждане Советского Союза, готовы бороться за справедливость и за наши человеческие права, которые гарантирует нам наша Советская Конституция. Все это мы доводим до Вашего сведения, чтобы Вы доложили о вопиющих нарушениях Святейшему Патриарху Алексию, а также Председателю по делам Русской Православной Церкви тов. Куроедову В.А., для принятия соответствующих мер.

15 мая 1963 года

Архимандрит Алипий, наместник Псково-Печерского монастыря.”

Отец Алипий отстоял монастырь в кошмарные хрущовские годы, не позволил закрыть, пообещав приехавшим “закрывателям”, что , так как он боевой офицер, среди монахов много бывших солдат, оружия по лесам много, стены монастыря высоки и толсты,смерти монахи не боятся, а стало быть, взять монастырь власти смогут,только применив артиллерию. Надо сказать, что Стефан Баторий, огнем и мечом прошедший по псковской земле,даже после двухмесячной осады и атак лучшего польского военачальника Борнемиссы во главе злобного отряда венгров эту обитель взять не смог.

Доблестные хрущовцы отступились, представив себе, полагаю, роскошную картинку штурма монастыря силами армии и артиллерии.
Сейчас Псково-Печерский монастырь, пожалуй, самый прекрасный из всех, которые я видела.

Ещё один источник:

Архимандрит Псково-Печерского монастыря Алипий (Иван Михайлович Воронов) рассказывал своему духовному сыну Владимиру Городнику: “Мать моя, Александра, часто болела, и я постоянно приезжал в подмосковное село Торчиху. Однажды в поезде со мной случилось несчастье. Я с трудом протиснулся в переполненный вагон и помог старушке высвободить зажатый дверьми мешок. Но пальцы моей правой руки оказались зажаты дверью, они обмякли и закровоточили. Домой нужно было идти по берегу реки Северки. Я перекрестился левой рукой, правую опустил в прозрачную воду и сказал: “Пресвятая Богородица, страданий ради Сына Твоего, исцели меня!” На душе стало легче. Каково же было моё удивление, когда дома пальцы смогли свободно двигаться”.

Действительно, Бог хранил Ивана Михайловича всю жизнь, даже в самые страшные годы. В юности Иван работал проходчиком на строительстве первой очереди московского метрополитена, закончил художественную студию, служил в армии.

Перед войной Воронов работал на московском заводе N 58 им. К. Ворошилова (ныне ОАО “Импульс”, на проспекте Мира). В 1941 году, когда руководство завода хотело использовать автомашины для личной эвакуации на Урал, он как диспетчер не допустил этого – автомашины нужны были для отправки бомб на фронт.

Иван Михайлович Воронов

В 1942 году Иван Михайлович ушёл в армию. “Весь долгий путь от Москвы до Берлина прошёл – в одной руке винтовка, в другой – этюдник”. Будучи уже архимандритом, он говорил: “На войне некоторые боялись голодной смерти, брали с собой на спину мешки с сухарями, чтобы продлить свою жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибали со своими сухарями первыми. А те, которые снимали гимнастёрки и часто сражались с врагом в рукопашную, оставались живы”. И добавлял: “Война была такой страшной, что я дал обет Богу, что если в этой битве выживу, то обязательно уйду в монастырь”.

Бог хранил Ивана Воронова. На его глазах прямым попаданием снаряда разнесло автомобиль с генералом армии Ватутиным. Иван Михайлович прошёл войну в составе 4-ой гвардейской танковой армии рядовым стрелком, получал контузии, получал и награды. Он создал художественную историю танковой армии. Фронтовые работы мастера уже в 1943 г. экспонировались в нескольких музеях СССР. В армейской характеристике сказано, что Иван Воронов получил много наград и благодарностей от командования, в том числе орден Красной Звезды и медаль “За отвагу”. Победу встретил в Берлине.

В 1946 году в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, была организована персональная выставка его фронтовых работ. После войны Иван Михайлович жил в Москве, был художником, работающим по договору с организациями.

В 1950 году Иван Михайлович поехал на этюды в Загорск, покорённый и очарованный здешними местами, решил навсегда посвятить себя служению Троице-Сергиевой лавре. Он сразу занялся реставрацией древних святынь – настенной живописи Троицкого и Успенского соборов, Трапезной церкви, Патриаршей резиденции в селе Лукино. Вскоре он стал иноком: при монашеском постриге был наречён Алипием, в честь преподобного иконописца Киево-Печерского.

В 1959 году игумен Алипий был назначен наместником Псково-Печерского монастыря, а в 1960 году возведён в сан архимандрита. На плечи его легла тяжелейшая задача: не только восстановить святыни и древности Псково-Печерской обители, но и защитить монастырь от клеветнической кампании в прессе. Вот заголовки центральных и местных изданий того времени: “Псково-Печерский монастырь – очаг религиозного мракобесия”, “Аллилуйя вприсядку”, “Нахлебники в рясах”, “Лицемеры в рясах”. Противостоять клевете было очень трудно, ещё труднее было сохранить монастырь. В рапортах на имя митрополита Псковского и Великолукского Иоанна архимандрит Алипий подчёркивал: “Газетные статьи, переполненные незаслуженными оскорблениями и клеветой в адрес честных, добрых и хороших людей, оскорблениями матерей и вдов погибших воинов, – вот их “идеологическая борьба” – изгнание сотен и тысяч священников и клириков, причём самых хороших. Сколько их приходит к нам со слезами, что нигде не могут устроиться хотя бы на мирскую работу, у них жёны и дети не имеют на что жить. Они страдают за то, что родились русскими.

Невозможно описать все мерзкие методы “идеологистов, которыми ведётся борьба против Церкви. Одно можно только сказать: “Всуе метется всяк земнородный”".

Рассказывая о методах борьбы с монастырём, архимандрит Алипий приводит удивительный пример:

“Во вторник 14 мая сего (1963) года эконом игумен Ириней организовал, как и во все прошлые годы монастырской жизни, поливку и опрыскивание монастырского сада дождевой и снеговой водой, которую мы собираем благодаря нами сделанной запруде около беседки, за крепостной стеной. Когда наши люди работали, к ним подошли шесть мужчин, потом ещё двое; у одного из них была в руках мерка, которой они разделяли бывшую монастырскую огородную землю. Он стал ругаться на работающих и запрещать качать воду, говорил, что это вода не ваша, приказывал прекратить качать. Наши люди пытались продолжить работать, но он подбежал к ним, схватил шланг и стал его вытаскивать, другой – с фотоаппаратом – стал фотографировать наших людей…

Эконом сказал этим неизвестным людям, что пришёл наместник, идите и объясните всё ему. Подошёл один из них. Остальные стояли поодаль, фотографируя нас; их осталось трое.

“Кто вы и что от нас требуете?” – спросил я. Этот человек в шляпе не назвал своего имени и чина, а сказал мне, что мы не имеем права на эту воду и на эту землю, на которой стоим. Я добавил: “Не смеете дышать воздухом и не смеете греться на солнце, потому что солнце и воздух и вода – всё и вся ваше, а где же наше?” И переспросил его: “Кто ты и зачем пришёл?” Он не сказал своего имени. Я ему сказал: “Я, Воронов Иван Михайлович, гражданин Советского Союза, инвалид и герой Великой Отечественной войны, и мои товарищи, которые живут за этой стеною, ветераны и инвалиды Отечественной войны, многие – потерявшие руки и ноги, получившие тяжёлые ранения и контузии, обливали эту землю своей кровью, очищали этот воздух от фашистской нечисти, а также мои товарищи, живущие здесь, труженики заводов, фабрик и полей, старые инвалиды и пенсионеры, старые отцы, потерявшие своих сыновей в боях за освобождение этой земли и этой воды, и все мы, проливавшие свою кровь и отдававшие свои жизни, не имеем права пользоваться своей землёй, водой, воздухом и солнцем, – всем тем, что вырвали у фашистов для себя, для своего народа? Кто вы? – снова спросил я, – и от чьего имени вы действуете?” Они стали лепетать, называя райкомы, обкомы и т.д….

Уходя от нас боком, человек в шляпе сказал: “Эх… батюшка!” Я ответил, что батюшка я – для вон тех людей, а для вас я – русский Иван, который ещё имеет силу давить клопов, блох, фашистов, коммунистов и вообще всякую нечисть.”

Отец Алипий всегда был твёрдым и справедливым. Когда ему говорили: “Батюшка, Вас ведь могут посадить…”, – он отвечал: “Меня не посадят, я сам их посажу. Никакой вины на мне нет”.

В письме в народный суд архимандрит Алипий писал: “Мы – христиане, мы лишены гражданских прав, а враги Церкви этим пользуются и злоупотребляют себе на погибель. Мы верим – победит Правда, потому что с нами Бог”.

Правда победила… Псково-Печерская обитель является замечательным памятником, в том числе и архимандриту Алипию. Много сил и средств было вложено им в возрождение крепостных стен и башен, покрытие позолотой большого купола Михайловского собора, организацию иконописной мастерской. В 1968 году стараниями о. Алипия был объявлен всесоюзный поиск сокровищ ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенных фашистскими оккупантами в 1944 году. Спустя пять лет сокровища были найдены. В 1973 году представители консульства ФРГ в Ленинграде передали их обители. Иконы, написанные или отреставрированные архимандритом Алипием, украшают храмы Троице-Сергиевой лавры, Псково-Печерской обители, Троицкого собора Пскова.

За многие годы им была собрана замечательная коллекция произведений русской и западноевропейской живописи. Сейчас шедевры этой коллекции украшают Русский музей, Псковский музей-заповедник, краеведческий музей в Печорах. “Всё оставить людям!” – завещал собиратель и ценитель старины. К сожалению, ему не удалось присутствовать на открытии выставки “Русская живопись и графика XVIII-XX веков из собрания И.М. Воронова”, которая открылась в Русском музее через несколько месяцев после его смерти 15 мая 1975 года.

Подвижническая жизнь отца Алипия была увенчана блаженной кончиной. Об этом в надгробном слове сказал игумен Агафангел: “За 2 часа 30 минут до смерти отец Алипий воскликнул, что к нему пришла Матерь Божия: “О, какой у Неё чудесный лик! Спешите начертать Божественный образ!” Царство Небесное праведнику! Моли Бога о нас, грешных странниках сей юдоли, батюшка Алипий.

Псково-Печерский монастырь

Автобиография

Я, Воронов Иван Михайлович, родился в 1914 году в деревне Тарчиха Михневского района Московской области, в семье бедного крестьянина.

По окончании сельской школы в 1926 году переехал жить и учиться в Москву к старшему брату. По окончании девятилетки два года жил в деревне, ухаживая за больной матерью. В 1932 году начал работать на Метрострое и готовиться к поступлению в изоинститут.

В 1935 году строительство метро было закончено, и комиссией Моссовета я был назначен работать по эксплуатации метрополитена. Сначала работал кассиром, затем контролером, а позже помощником дежурного по станции. В 1936 году при помощи Управления ВЦСПС была организована изостудия, куда я перешел учиться, будучи подготовленным в вечерней студии при МОСХе в бывшей мастерской Сурикова.

В 1936 году в октябре месяце я был призван в ряды Красной Армии. Дабы не прерывать занятия по искусству, решением призывной комиссии был оставлен служить в Красной Армии в Москве.

За два года службы в армии много пришлось поработать по организации изокружков и студий при воинских частях Московского военного округа.

В ноябре 1938 года, по окончании службы, поступил работать на завод № 58. С ноября 1938 года по ноябрь 1941 года работал на этом заводе как диспетчер и экспедитор. Эта работа, происходившая постоянно ночью, давала мне возможность учиться. В мае 1941 года занятия были окончены; получил диплом об окончании студии, а в июне началась война.

Первое время наш военный завод был как бы фронтом, и домой никто не уходил. А когда враг подошел к Москве, я, как и все, вышел с оружием в руках защищать столицу. Уезжая на фронт, я прихватил и этюдник. И так от Москвы до Берлина: справа — винтовка, слева — этюдник с красками. Я прошел всю войну, был участником многих боев. За написание истории Особой 4-й танковой армии генералиссимусом Иосифом Виссарионовичем Сталиным лично был удостоен высокой боевой награды — ордена Красной Звезды. Также был награжден медалями «За отвагу» и двумя медалями «За боевые заслуги»; свыше десятка медалей получил за участие в освобождении разных городов.

Как написано в личном деле, вместе с частью, с которой участвовал в боях, получил еще 76 боевых наград и поощрений.

Осенью 1945 года возвратясь с фронта, я привез около тысячи разных рисунков, эскизов и этюдов и сразу же организовал в Доме союзов в Москве индивидуальную выставку своих фронтовых работ. Эта выставка помогла мне вступить в члены горкома Товарищества московских художников и дала мне право работать художником. Каждый год я устраивал одну или две индивидуальных или групповых выставки, что показывало мой рост как художника.

В 1948 году, работая на пленэре в Троице-Сергиевой Лавре под Москвой, я был покорен красотой и своеобразием этого места, сначала как художник, а затем и как насельник Лавры, и решил посвятить себя служению Лавре навсегда.

С 12-го марта 1949 года по 30-е июля 1959 года работал над восстановлением Троице-Сергиевой Лавры, применяя все свои специальности. 30 июля 1959 года Указом Священного Синода Русской Православной Церкви был направлен в Псковскую землю для восстановления древней Псково-Печерской обители, которая к этому времени, после многих войн и долгих лет своего существования, пришла почти в полное разорение.

На посту Наместника этой обители (и это является моим монашеским послушанием) тружусь до сего дня.

Наместник Псково-Печерского монастыря Архимандрит АЛИПИЙ (Воронов)

15 декабря 1974 года

Следующий источник про Ивана Михайловича Воронова:

15 марта 1975 года тысячи людей из Пскова, Ленинграда, Таллина, Москвы и других городов России приехали в Псково-Печерский монастырь, чтобы проститься с архимандритом Алипием (Иваном Михайловичем Вороновым). Земная жизнь кончилась, началась вечность.

… Много лет назад, в 1927 году, из подмосковной Торчихи в Москву приехал 13-летний Ваня Воронов. Приехал, чтобы в страшное лихолетье, «время великих свершений», покорить этот город. В Москве жили его отец и старший брат. Здесь Иван закончил девятилетку, работал проходчиком на строительстве первой очереди московского метрополитена, закончил художественную студию, служил в армии.

В 1934 году он получил квартиру на окраине старой Москвы, на Малой Марьинской улице (ныне улица Годовикова). Дом, в котором жил Иван Воронов в Москве, не сохранился. Новостройки семидесятых годов навсегда изменили облик одной из улочек близ Марьиной рощи. На сохранившихся старых фотографиях в архиве Псково-Печерского монастыря можно увидеть как на московских любительских подмостках Иван Воронов в шляпе и кашне играет героев «Евгения Онегина».

Мечты детства и юности были разрушены годами войны. В 1942 году Иван Михайлович ушел в действующую армию. «Весь долгий путь от Москвы до Берлина — в одной руке винтовка, в другой — этюдник».

Будучи уже архимандритом, он говорил: «На войне некоторые боялись голодной смерти, брали с собой на спину мешки с сухарями, чтобы продлить свою жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибали со своими сухарями и не видели многих дней. А те, которые снимали гимнастерки и сражались с врагом, те оставались живы». Потом он добавлял: «Война была такой страшной, что я дал слово Богу, что если я в этой страшной битве выживу, то я обязательно уйду в монастырь».

Бог хранил Ивана Воронова. Он прошел всю войну в составе 4 Гвардейской Танковой армии рядовым стрелком, получил контузии. Но даже в страшные годы войны пригодилось его образование. Им была создана художественная история танковой армии. Фронтовые работы уже в 1943 году экспонировались в нескольких музеях СССР. В характеристике сказано, что Иван Воронов получил много наград и благодарностей командования, в том числе Орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». Победу встретил в Берлине. В 1946 году в Москве в Колонном зале Дома Союзов была организована персональная выставка его фронтовых работ.

В 1950 году Иван Михайлович поехал на этюды в Загорск и «покоренный и очарованный здешними местами решил навсегда посвятить себя служению Троице-Сергиевой Лавре». Он сразу приложил все свои умения и знания к реставрации древних святынь — настенной живописи Троицкого и Успенского соборов, Трапезной церкви, Патриаршей резиденции в селе Лукино (близ ст. «Переделкино»). При монашеском постриге Иван Михайлович был наречен Алипием (Беспечальным) в честь преподобного иконописца Киево-Печерского. Судьба вполне подтвердила эту историческую параллель. Высшее художественное образование вновь оказалось востребованным.

В 1959 году игумен Алипий был назначен наместником Псково-Печерского монастыря, а в 1960 году был возведен в сан архимандрита. На плечи архимандрита Алипия легла тяжелейшая задача — не только восстановить святыни и древности Псково-Печерской обители, но и защитить монастырь от закрытия, от развязанной клеветнической кампании в прессе.

Если посмотреть только на заголовки центральных и местных изданий того времени, то становится не по себе: «Псково-Печерский монастырь — очаг религиозного мракобесия», «Аллилуйя» вприсядку«, «Нахлебники в рясах», «Лицемеры в рясах», «Девонские обнажения». Противостоять этой клеветнической волне было очень трудно, еще труднее было выжить, сохранить монастырь.

В рапортах на имя Владыки Иоанна архимандрит Алипий подчеркивал: «Стопа газетных статей, переполненных незаслуженными оскорблениями и клеветой в адрес советских честных добрых и хороших людей, оскорблениями матерей и вдов погибших воинов, — вот их «идеологическая борьба», — изгнание сотен и тысяч священников и клириков, причем самых хороших. Сколько их приходит к нам со слезами, что нигде не могут устроиться хотя бы на мирскую работу, у них жены и дети не имеют на что жить.

Они страдают за то, что родились Русскими христианами.

Невозможно описать все мерзкие методы «идеологистов», которыми ведется борьба против Русской Церкви. Одно можно только сказать: «Всуе метется всяк земнородный».

В письме в Кировский народный суд г. Уфы архимандрит Алипий писал: «Мы — христиане, мы лишенцы в гражданских правах, а враги церкви этим пользуются и злоупотребляют себе на погибель. Мы верим — победит Правда, потому что с нами Бог».

Правда победила… Пусть для этого должны были пройти годы. Псково-Печерская обитель является замечательным памятником архимандриту Алипию. Много сил и средств было вложено в возрождение крепостных стен и башен, которые практически возводились заново; на покрытие позолотой большого купола Михайловского собора, который долгое время был просто покрыт кровельным железом; на организацию иконописной мастерской в башне над Святыми воротами.

В 1968 году благодаря стараниям о. Алипия был объявлен всесоюзный читательский поиск сокровищ ризницы Псково-Печерского монастыря, вывезенных фашистскими оккупантами в 1944 году. Спустя пять лет сокровища были найдены.

В 1973 году представители Консульства ФРГ в г. Ленинграде передали похищенные бесценные сокровища ризницы их законному владельцу. Иконы, написанные или отреставрированные архимандритом Алипием, украшают храмы Троице-Сергиевой Лавры, Псково-Печерской обители, Троицкого собора г. Пскова.

За многие годы отцом Алипием была собрана замечательная коллекция произведений русской и западноевропейской живописи. Сейчас шедевры этой коллекции украшают Русский музей, Псковский музей-заповедник, краеведческий музей в г. Печоры. «Все оставить людям !» — таков завет настоящего собирателя и ценителя старины. Архимандрита Алипия по праву можно было бы назвать «Псковским Третьяковым». К сожалению, ему не удалось присутствовать на открытии выставки «Русская живопись и графика XVIII-XX веков из собрания И.М.Воронова», которая открылась в Русском музее через несколько месяцев после его смерти в 1975 году.

Подвижническая жизнь отца Алипия была удостоена блаженной кончины. Об этом в надгробном слове сказал (к сожалению, тоже уже покойный) игумен Агафангел: «За 2 часа 30 минут до смерти отец Алипий воскликнул, что к нему пришла Матерь Божия: „О, какой у Нее чудесный лик! Спешите начертать этот Божественный образ!“ — И больше уже никто не услышал из его уст ни единого слова».

Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)
Архимандрит Алипий – воин (в миру Иван Михайлович Воронов)


СКАЗАНИЯ И ИСТОРИИ : метки: , , , , : дата: 31.08.17 : 1,334 : ID записи: 10473

      - Старец Макарий Оптинский (Михаил Николаевич Иванов)
      - Мало-Дивеевский Серафимовский женский монастырь (сельский храм)
      - Кутлумуш. Монастыри Афона.
      - Возрастные отцы Забайкалья начала 18 века (Нерчинский уезд)
      - Память преподобного Зосимы
      - Монастырь Святого Наума, Македония
      - Филипп Митрополит Московский
      - Монастырь Киккос, Республика Кипр (20 фото)
      - Предсказания о грядущем Царе в России! Владыка Алипий Погребняк
      - Ксенофонт (Монастырь Георгия Победоносца). Монастыри Афона.
      - Спасо-Преображенский Мирожский Завеличский монастырь (г. Псков)
      - Ставроникита (Монастырь святителя Николая). Монастыри Афона.
      - Смольный собор будет передан Русской Церкви (Василий Кичеджи)
      - НЕМНОГО ИСТОРИИ ДЛЯ ПАТРИОТОВ УКРАИНЫ
      - Каракал. Монастыри Афона.
      - Симонопетра. Монастыри Афона.
      - Григориат (Монастырь Святителя Николая). Монастыри Афона.

Обсудить:


7 − 3 =

Добавить Статью
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА 2614
  • АПОКРИФЫ 93
  • ВИДЕО ФИЛЬМЫ 256
  • ВОПРОСЫ – ОТВЕТЫ 179
  • ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ 612
  • ЖИТИЯ СВЯТЫХ 157
  • ЛЕКЦИИ ОСИПОВА А. И. 2
  • МИРОВОЙ ЗАГОВОР 164
  • МОЛИТВЫ 7
  • ПАЛОМНИЧЕСТВО 37
  • ПОЛИТИКА 92
  • ПРОРОЧЕСТВА 147
  • СКАЗАНИЯ И ИСТОРИИ 182
  • ТРАПЕЗА ПРАВОСЛАВНАЯ 82
  • ФОТО ОТЧЁТЫ 512
  • ЧУДЕСА БОЖИИ 26
  • ЭНЦИКЛОПЕДИЯ 66
  • КОНТАКТЫ
  • ДОБАВИТЬ СТАТЬЮ
  • православные знакомства Светелка
    болезнь Москва царь история Крым Паисий Святогорец Соловки Евреи Евангелие календарь Майдан дети рецепт Киев художественный фильм Церковь православие красота папа Римский Апокалипсис предсказание Последние времена Пасха библия Америка Янукович собор деньги 2012 мученик Русь старец христиане вода Кирилл третья мировая война Патриарх Кирилл патриарх смерть наставления Франциск лекция семья монах Конец Света антихрист храм ислам экономика картины Барак Обама Галина Царева праздник предсказания армия монастырь фото Китай природа Израиль дерево Крымск животные кот Ватикан католики Афон христианство жизнь США Сирия война Украина вера Россия РПЦ Путин
    2012 - 2017 сopyright © "Храни Веру - православный сайт"
    публикаций: 2614 обсуждений: 780 скорость: 0.821 запросов: 112